Эпаньёль понт-одемер


Эта порода, как видно из названия, французского происхождения и причисляется к испанкам. Однако она значительно уклоняется от первоначального типа длинношерстных птичьих собак и по качеству псовины представляет более сходства с брудастыми собаками, к которым и следовало бы отнести ее, если бы она не имела гладкую морду, покрытую короткими мягкими волосами. Понт-одемеры в общем имеют сходство с ирландскими водяными спаниелями, и некоторые охотники предполагают, что первые выведены от последних и что понт-одемеры весьма недавнего происхождения. Последнее мнение совершенно верно, так как о понт-одемерах ничего не говорится у старинных французских авторов. Но вероятнее предположить, что эти собаки составляют результат самостоятельного скрещивания барбета или французского охотничьего пуделя с эпаньелем. Ла Бланшер, Беллькруа и Megnin, писавшие о понт-одемерах в последнее двадцатилетие, совершенно умалчивают о их происхождении. Упоминается ли о них в охотничьих книгах первой половины XIX века, нам неизвестно, но едва ли порода эта ведется во Франции более 50 лет. 

 

     Первым описывает понт-одемеров, кажется, Ла Бланшер (1875), но он был очень невысокого мнения о их наружности. «Rien n'est moins distingue, — говорит он, — этого коренастого животного с тяжелой головой и короткими ногами, необходимо его улучшить». 

 

     По словам Ла Бланшера, понт-одемеры белые с мелкими каштановыми пятнами, одеты не очень длинной шерстью, кроме ушей и гачей, имевших длинную уборную псовину. Но он весьма хвалит их за способность для болотной и водяной охоты, а также за неутомимость, ум и осторожность. 

 

     Беллькруа, который очень не любит французских браков и эпаньёлей, питает очевидную слабость к понт-одемерам, ставя их выше других французских пород за их более живой и выдержанный (soutenu) поиск, и считает лохматых испанок гораздо более пригодными для водяной и болотной охоты, даже для охоты в зарослях и чащах, где они будто очень хорошо ищут, почти не уступая здесь коккерам. Из дальнейших слов Беллькруа можно заключить, что эти собаки скоро утрачивают стойку, а часто вовсе ее не имеют. Хотя автор и восстает против мнения, что понт-одемеры не имеют стойки, но признается, что сам охотился с такими собаками и что вообще понт-одемеры стоят хорошо только в лесу и в поле, а в болоте, на охоте за водяными курочками и коростелями, т. е. за бегущей дичью, скоро вовсе перестают стоять или только притыкаются на один момент. Имея в виду происхождение породы, было бы и странно требовать от нее продолжительной и крепкой стойки. 

 

     Хотя порода и носит название понт-одемер, но в этой местности (департамент Эры), по свидетельству Megnin, ее вовсе нет и она встречается лишь в Нормандии, Пикардии, Мене и отчасти Бретани, но редко, так как всюду вытесняется английскими собаками или смешивается с ними. Понт-одемеров очень часто скрещивают с спаниелями, сеттерами, даже браками, иногда нечистокровными. Особенно устойчиво и долго передается в помесях парик. 

 

     Очень может быть, что понт-одемеры совершенно бы перевелись, если бы Общество улучшения собак в Гавре не поставило себе задачею возрождение и сохранение этой породы. Общество приобрело отличного кобеля Стопа III, который взял в 1887 году на Парижской выставке почетный и подписной призы, и суку Диану III, праправнучку Пелотт, суки Jardin d'Acclimatation. Портрет Пелотт помещен был Беллькруа в книге «Les chiens d'arret francais et anglais», и Диана III, получившая 2-й приз на Парижской выставке 1886 года, очень напоминает свою прапрабабушку. 

 

     Как видно из прилагаемых портретов Стопа III и Пелотт, этих собак нельзя назвать однотипными. Тяжелый и головастый кобель чересчур резко отличается от легкой и остромордой суки. Поэтому описание Беллькруа не вполне совпадает с описанием, составленным Гаврским обществом, и мы предпочитаем дать то и другое, приняв в основание последнее, как позднейшее. 

 

     Общий вид коренастой и сильной собаки, среднего роста (58 сантим.). По Беллькруа, понт-одемер среднего роста, даже ниже среднего, с хорошей колодкой, на крепких, но не тяжелых и грубых конечностях. 

 

     Голова узкая (?), немного заостренная, покрыта гладкою и короткою шерстью и обрамлена как бы париком из длинных, завитых и слегка всклокоченных локонов. По Б., у чистокровных голова всегда маленькая; локоны на затылке одновременно завитые и всклокочены, напоминают псовину грифона. 

 

     Уши поставлены довольно высоко, длинные, широкие и густо одетые. По Б., наоборот, ухо поставлено низко. 

 

     Глаза желтые, небольшие. По Б., маленькие, но живые и с ласковым (?) выражением. 

 

     Нос коричневый; губы и нёбо розовые. Черные нёбо и нос показывают примесь английской крови. 

 

     Шея довольно короткая. 

 

     Плечи косые и мускулистые. 

 

     Грудь широкая и глубокая, но ребра не достают до локотков. По Б., грудь скорее широкая, чем глубокая. 

 

     Бока закругленные. 

 

     Спина короткая и крепкая. 

 

     Конечности сильные и жилистые, иногда несколько короткие; с задней стороны они одеты уборной псовиной в виде завитой бахромы. Бедра и ляжки мускулистые. 

 

     Лапы круглые, с длинною шерстью между пальцами. По Б., пальцы крепкие, с черными и темно-бурыми когтями. 

 

     Хвост поставлен довольно высоко, часто укорачивается; хорошо одет псовиной в завитках. По Б., хвост очень густо одет, подобно ушам, но с более длинною шерстью и слегка приподнят, в виде султана. Загнутый хвост — очевидный признак помеси с неблагородной породой. 

 

     Псовина курчавая и слегка всклокоченная. 

 

     Окрас каштановый с серыми крапинами. 


Комментарии: 0