Французский эпаньёль


Выше было сказано, что птичья длинношерстная собака появилась в Галлии в очень давние времена и что, вероятно, о ней идет речь в капитуляциях короля Дагобера от VII века под названием haрihuhunt и acciрtoricus. Название e'рagneul, т.е. испорченное esрagnol, упоминается, кажется, только с XIII столетия, именно имеются сведения, что Людовик XI доставал своих esрagneux из Бретани.


Об эпаньелях впервые упоминается в самом старинном французском охотничьем сочинении "Le roi Modus", относящемуся к XIII веку; затем, 50-ю годами раньше, Гастон де Фуа говорил о chiennes d'Esрagne Гас де ла Бигнь (Gace de la Bigne. "Manuscrit du Roi", N 7626). В "Menagier du рaris", относящемся к 1393 году, видно, что длинношерстные испанки употреблялись сначала в качестве гончих.


Гастон де Фуа, прозванный Фебусом, жившим в XIV столетии, уже довольно обстоятельно описывает les chiens d'oysel ou esрainholz. По его словам, они имели большую голову, большой рост, белую или крапчатую масть и были большими лаяльщиками (grands aboyeus).


Весьма вероятно, что эти собаки мало отличались от эпаньеля XVI столетия, изображения которого, подобно здесь приводимому, встречаются на старинных коврах и картинах*. Как видно, то были очень сильные собаки на толстых ногах, с большою, но остромордою головою, большими ушами и очень волнистой шерстью. Такими же были эпаньели Людовика XIV (в конце XVI и в начале XVII столетия (18), из-под стойки которых король стрелял влет. Но эти собаки не могли быть рослыми, так как известно, что во времена Людовика XIV и даже Людовика XV собак возили в тороках за седлом, для чего приучали их прыгать с земли на сапог охотника (пажа), который брал собаку и сажал на место позади себя.


С этого же времени начинается скрещивание эпаньелей с гладкошерстными птичьими собаками. Живописцы Депорт и Удри оставили много картин и гравюр, изображающих портреты французских легавых Людовиков XIV и XV. Большинство этих собак имеют кисточку на конце хвоста - признак помеси с эпаньелем или с теми из английских крупных спаниелей, которых Генриетта Английская, герцогиня Орлеанская, вывезла из Англии. Как мы видели, французские эпаньели, в свою очередь, вывозились в Англию. Еще доктор Каюс говорит об особой французской породе спаниелей с черными крапинами.


С XVIII века французские эпаньели подвергаются самым разнообразным скрещиваниям с браками, пуделями, брудастыми гончими, английскими спаниелями и окончательно утрачивают свой типичный коренастый склад. Об этих смешениях можно только догадываться, так как в новейших французских охотничьих книгах, странное дело, ничего не говорится о собаках прошлого и начала текущего столетий. Только один Деларю прямо утверждает, что эпаньели испорчены скрещиванием с браками. Французские охотники намеревались, вероятно, выработать более быструю и рослую собаку, но не успели в этом, а смутные времена революции и Первой империи (19) прекратили эти робкие попытки.


Современный эпаньель имеет более недостатков, нежели достоинств. Это слабая, рыхлая собака, лещеватая, т. е. плоскоребрая, вздернутая на ногах, часто с переслегой (вогнутой) спиной и порочным хвостом. Чутье у него нижнее, и он теряет его в жару. Нельзя, однако, не согласиться с французскими охотниками, что эпаньели, несмотря на жидкий склад, носят на себе печать изящества и благородства и представляют очень хороший материал для собаководов. В этом отношении французские длинношерстные легавые составляют резкую противоположность немецким, плотно сложенным, но имеющим простоватый, плебейский вид. Только в последнее десятилетие, в 80-х годах, начали обращать на эпаньелей более внимания и улучшать их подбором и скрещиванием с сеттерами.


Эпаньели встречаются во Франции гораздо реже браков и ведутся местами. По Ла Бланшеру, в 60-х годах лучшие экземпляры породы находились в Нормандии; Megnin (1890) говорит, что эпаньели всего лучше сохранились в департаменте Enre у графа Boisgelin и r.Guillebout и в департаменте Aisne у r. Lamy (в Белльвю, близ Добентона). Последний ведет породу с лишком тридцать лет и вывел особую разновидность. Ла Бланшер упоминает о каких-то двуносых эпаньелях тяжелого склада и кофейно-пегой масти, но позднейшие авторы об них умалчивают. На прилагаемых рисунках эпаньели не имеют большого сходства, и, по-видимому, французские любители этой породы еще не столковались как следует, чего надо требовать от нее.



Megnin и De la Rue описывают французского эпаньеля так.


В общем эпаньель несколько напоминает сеттера, всего более лаверака, но с более грубою и тяжелою головою, на слабых ногах, с лещеватой колодкой, б. ч. неправильным хвостом и очень волнистой псовиной.


Голова большая, тяжелая; череп выпуклый, без резкого перелома, морда длинная и толстая.

Нос коричневого цвета, довольно широкий.


Уши посажены низко, довольно длинные и обрамлены волнистою псовиною.


Глаза небольшие, карие или желтые.


Шея сильная, толстая, несколько короткая.


Плечи прямые, довольно плоские, т. е. не мускулистые.


Грудь должна быть (!) широкой и глубокой. Большинство современных эпаньелей узкогруды.


Ребра не достают до локотков, довольно плоски.


Спина прямая, несколько растянутая и довольно слабая.


Переслежина встречается часто.


Ноги довольно тонкие, недлинные, сзади с густою и волнистою уборною псовиною (расчесами); ляжки плоские.


Лалы круглые, широкие, с очень сильными когтями.


Хвост несколько коротковат (?), саблеобразной формы, низко посажен и одет снизу длинной уборной псовиной (перо), которая к концу короче. Большей частью хвост бывает неправилен.

Псовина длинная и волнистая, но не курчавая.


Окрас большей частью каштаново-пегий или каштановый*, реже серый с крапинами. По Деларю, обыкновенный окрас - каштаново-пегий с крапинами, но бывают эпаньели желто-пегие, каштановые, рыжие, черные и черно-пегие в подпалинах. Старые охотники считают черных и каштановых самыми сильными и энергичными, но и более упрямыми. Это, по мнению Деларю, предрассудок, но все-таки несомненно, что одноцветность собаки представляет более ручательства, более шансов на чистоту породы, чем пегая масть.


* Каштановый цвет имеет более серый оттенок, чем кофейный: который ярче, т.е. чище.

Рост несколько менее, чем у браков, от 55 до 62 сантиметров.


Эпаньели Лами имеют более короткие и выше поставленные уши, более длинный, но правильный хвост; шерсть у них серобурая, длинная и относительно грубая, как у старинных собак. Разновидность эта ведется с 1857 - 58 гг. от пары производителей (Белло и Леды) и считается вполне установившеюся. Эпаньели Лами имеют отличное чутье, красивую и мертвую стойку, сравнительно быстрый поиск и большую нестомчивость, так что выдерживают ежедневную работу по неделям. По всей вероятности, Лами в последнее время стал подмешивать к ним кровь настоящих испанок, иначе трудно объяснить, для чего он завел последних.


Отсюдя можно заключить, что эпаньели Гильебу гораздо массивнее и сильнее сложены, чем собаки Лами. Особенно замечательна толщина ног Кама.


Французские эпаньели и в прежние времена, т. е. в конце прошлого и в начале текущего столетия, были у нас редки, и их, по-видимому, не отличали от испанских и польских длинношерстных легавых; последние хотя и происходят от эпаньелей, но значительно уклонились от своих родичей. В конце семидесятых годов в Петербурге изредка можно было встретить очень лещеватых черно-пегих сеттеров, которые были, вероятно, помесью лавераков с эпаньелями и назывались некоторыми французскими сеттерами. На русских выставках эпаньели были, кажется, только один раз, именно на 4-й очередной выставке в Москве. А. А. Фомм были показаны кобель и сука. Это были кофейно-пегие собаки среднего роста, с низко поставленными, очень длинными ушами в легких завитках, красивою головою и хорошими глазами, но узкогрудые, слабозадые и с длинным хвостом.


Бельгийский эпаньель, о котором говорит Ad. Reul в своей книге "Les races de chiens", вероятно, составляет лишь разновидность французского. Признаки его, однако, не выработаны, так как порода эта почти перевелась и едва ли сохранилась в чистом виде.


Комментарии: 0