Французские легавые


В противоположность немецким гладкошерстным легавым французские браки делятся в настоящее время на большое число разновидностей, из которых некоторые могут быть названы самостоятельными породами. Всех браков различных наименований можно насчитать более десятка.

 

Это разнообразие объясняется очень просто. Прежние старинные браки, вполне пригодные в привольных охотничьих угодьях прошлого столетия, при совершенно изменившихся условиях охоты оказались слишком копотливыми и недостаточно выносливыми, так что не могли удовлетворять новых охотников из буржуазии. Начались усиленные и бестолковые скрещивания французских легавых с борзыми, гончими, пойнтерами, нередко сомнительного происхождения, и все с главной целью - увеличения быстроты поиска и продолжительности работы. Эти помеси, в свою очередь, смешивались между собой, и от славной некогда расы, выделявшейся между всеми легавыми своеобразною красотой, умом и понятливостью, остались почти одни воспоминания. Лучшие, передовые французские охотники перешли к чистокровным пойнтерам и сеттерам, предоставив разновидных браков провинции, нисколько не интересуясь их будущностью.

 

О восстановлении старинных пород французских браков много пишется и говорится уже лет 15, но дело очень мало подвинулось вперед, и число новых пород даже продолжает увеличиваться. Эта безалаберщина будет продолжаться до тех пор, пока французы, подобно немцам, не примут один или два типа туземных легавых, выработают во всей подробности их приметы (пункты), т. е. известные лады для каждого, а все остальные разновидности предадут забвению, как излишние. Мы увидим далее, что в старину были лишь две породы браков - тяжелые и легкие и что этих двух была совершенно достаточно для удовлетворения потребностей и самолюбия французского охотника, так как все остальные вариететы могут быть заменены чистокровными породами: пойнтерами, испанскими и итальянскими легавыми, отчасти французскими эпаньелями и грифонами.

 

Происхождение браков довольно темное, хотя и не особенно древнее, что, впрочем, относится ко всем гладкошерстным легавым. Родичами браков были, разумеется, гладкошерстные и длинноухие гончие и ищейки*, которых впоследствии скрещивали с мордашами и эпаньелями, давшими им стойку. На рисунках Депорта (рис. 130 и 133) многие браки имеют еще на хвосте кисточку, указывающую на последнее смешение. Кровь мордашей хотя увеличила выпуклость и объем черепа, но вообще оказала на французских собак гораздо менее влияния, чем на немецких: браки никогда не имели впалых глаз, лопоухости, таких отвислых век и брылей, такого сырого и мясистого сложения, как последние**.

 

*Об ищейках (limiers) говорит Элеазар Блаз в своей известной книге об охоте с гончими ("Chasseur au chien courant"). Но, подробно описывая их обязанности, Блаз только вскользь касается их внешности, именно указывает на их сплошной бурый окрас. Современны французские охотничьи писатели вовсе не упоминают об ищейках.

 

** По Фицингеру, французский брак - продукт скрещивания гончей (Canis seusius vel Cursor Аллеманских узаконений, Canis segutium 2 Бургундских законов, Canis sagax Фиц.) а английским догом (Molossus mastivus anglicus); но во Франции были и свои мордаши. О позднейшем скрещивании браков с эпаньелями и испанскими легавыми Фицингер вовсе не упоминает. Тот же ученый объясняет часто встречающееся до сих пор раздвоение носа французских браков примесью двуносых мордашей (Canis Molossus palmatus). Действительно, раздвоение носа, равнозначащее заячьей губе, всего чаще встречается у догообразных собак, но все-таки настоящей породы двуносых догов никогда не было, как не было и нет породы двуносых легавых. Из современных авторов только один Ad. Reul принимает особую породу французских двуносых браков.

 

Первоначально браки употреблялись, разумеется, в качестве подсокольих собак. Самое раннее указание на них, как на птичьих собак, встреплется в письме герцога Франциска Гиза Коннетаблю Монтморанси в 1540 году: "Чтобы Ваш сокол ловил лучше куропаток, посылаю Вам брака ему на подмогу". О браках, делающих стойку, впервые упоминается у Шарля Этьенна в его книге: "Agriculture et maison restique" (1564). Таким образом, еще до начала стрельбы влет французы имели кроме эпаньелей и легавых грифонов известных ранее гладкошерстных собак, останавливавшихся над птицей.

 

Вероятнее всего, эти последние имели чисто местное происхождение, и в основание их легли, как сказано, туземные породы гончих и ищеек (limiers); кровь же испанской гладкошерстной легавой была подмешана впоследствии, когда она с испанскими охотничьими ружьями начала проникать во Францию. Всего естественнее предположить, что это произошло во времена Генриха IV Наваррского (1583 - 1610). Известно, что в конце XVI и в начале XVII века промысловая охота с chiens couchants, т. е. ловля сетью, была совершенно воспрещена и никто, кроме знатных особ, не имел права держать легавых. Это ограничение, несомненно, имело очень важное влияние на улучшение французских пород легавых и много содействовало выработке под умелым руководством егерей-специалистов самостоятельных типов. Вымески и уроды всегда были и будут достоянием недостаточных или неразвитых охотников, и современные успехи собаководства объясняются кроме выставок аристократизмом охоты, тем, что она, во-первых, становится в .3апщной Европе достоянием богатых людей, во-вторых, налогом на собак, который необходимо заставляет уменьшать число собак и оставлять только лучших.

 

Тяжелые и мясистые испанцы, в свою очередь, и не оказали такого влияния на стати французских браков, как на итальянских и даже немецких гладкошерстных. Это доказывается тем, что на рисунках начала XVIII века браки уже резко отличаются от испанских - одни легкостью и изяществом сложения, другие строением головы, глазами, ушами и более коротким туловищем. Вообще уши у браков более или менее свернуты в трубку, как у французских гончих, только короче, на хряще, т.е. слегка оттопырены и неплотно прилегают к щекам; они имеют неправильную форму, тонки, т.е. не мясисты, и покрыты очень короткой и гладкой шерстью, так что иногда кажется почти голыми. Коренная масть серо-крапчатая в различных оттенках, с кофейными отметинами на голове и боках, или белая, с каштановыми пятнами.

 

Революция сильно уменьшила число французских легавых, и в течение всего смутного времени до реставрации Бурбонов (24) они в большинстве утратили чистокровность и перемешались между собою и с легавыми смежных стран - испанскими, итальянскими, немецкими. Позднее, с 30-х годов, начинается увлечение пойнтерами, и современные французские браки заключают в себе большую или меньшую примесь пойнтериной крови. Любители английских собак во Франции до сих пор едва ли не многочисленнее и, во всяком случае, влиятельнее приверженцев старинных французских пород и, очевидно, тормозят старания своих собратов разобраться в хаосе туземных рас, разновидностей и вымесков.

 

Мы будем принимать только два типа или две основные породы французских легавых - тяжелый тип, или старофранцузский брак, и легкий, так называемый брак Дюпюи. Все прочие легавые представляют помеси с испанскими, итальянскими легавыми и пойнтерами, так что самое большее могут быть признаны разновидностями. Французские охотники поступили бы весьма благоразумно, если бы не поощряли их на выставках выдачею наград и заменили чистокровными породами, обратив все внимание на подбор и улучшение коренных, чисто туземных, рас, сто лет назад считавшихся почти идеалами гладкошерстных легавых и составлявших гордость дедов и прадедов современных охотников.


Комментарии: 0