Настоящие испанки


Большинство зоологов и охотников, писавших о собаках, считают испанку родоначальницей всех длинношерстных птичьих собак, т. е. что от нее подбором и скрещиванием с другими породами произошли все спаниели, эпаньёли и сеттера. Самое название испанки указывает, что родиною ее должна быть Испания, а не какая-либо другая страна, и действительно, во всех старинных и охотничьих книгах об этом говорится как о несомненном факте, хотя без каких бы то ни было указаний. 


     Однако, как это ни странно, до сих пор в самой Испании длинношерстных собак, кроме привозных английских, не найдено, и, по-видимому, их не было и прежде. По крайней мере в старинных испанских источниках (по свидетельству Бекмана и других кинологов) об них не упоминается. Только очень недавно в Южной Франции оказалась особая порода эпаньёлей, будто бы вывезенных из Испании в начале текущего столетия. 


     Отсутствие длинношерстных собак в Испании, понятное дело, возбудило справедливые сомнения в их испанском происхождении. Немцы небезосновательно считают свою длинношерстную легавую туземною, среднеевропейскою расою, более древнею, чем гладкошерстные браки. Известный французский охотничий писатель Деларю, основываясь на том, что он не нашел следов существования испанок в Испании, прямо утверждает, что французские эпаньёли — разновидность немецких длинношерстных собак. А так как в Саксонии ему говорили, что эти последние происходят из Польши и России (?!), то он высказывает предположение, что эпаньёли имеют родичем русскую пастушью собаку, видоизменившуюся вследствие климатических условий. Но Деларю, вероятно, тут что-нибудь напутал: или саксонские охотники имели в виду длинношерстную брудастую легавую, которая действительно могла произойти от русской овчарки, или же говорили ему о том, что длинношерстная немецкая легавая имеет примесь северной лесной собаки — русской лайки, что также более чем вероятно. 
     Гюг-Дальзиель, автор известной аглийской книги о собаках, высказывает предположение, что спаниели (испанки) вывезены в Англию (первоначально в Ирландию) из Испании предками современных ирландцев — кельтами, переселившимися сюда за 900 лет до р. х. Хотя Иберийский полуостров стал называться Испанией только 700 лет спустя, но ничего нет невероятного в том, продолжает он, что переселенцы долгое время имели сношения с своею прежнею родиною. Несколько далее он высказывает совсем нелепое предположение, что слово spaniel происходит от карфагенского Span, что значит кролик, т. е. что спаниелями назывались собаки родом из Северной Африки, употреблявшиеся для охоты за кроликами. 


     Сколько известно, птичьи собаки употреблялись для охоты с сетью и с соколами гораздо ранее, притом именно длинношерстные, и порода эта имеет очень давнее происхождение. Мы знаем, что еще в Древней Греции существовала порода небольших длинношерстных собак с висячими ушами. Весьма возможно, что эти собаки проникли с Балканского полуострова в Западную Европу вместе с соколиной охотой, как наиболее для нее пригодные. А так как известно, что соколиною охотою прежде всего стали заниматься кельты, то и длинношерстные собаки, вероятно, были им хорошо известны еще до времен Карла Великого и начала сношений с дальним востоком. Позднее, начиная с крестовых походов, длинношерстные птичьи собаки могли быть доставляемы из Малой Азии и Персии, в которых с давних времен существовали различные породы вислоухих собак (ассирийские доги, азиатские длинноухие борзые). По Пьетремену, браки, т. е. собственно вислоухие гончие, предполагаемые родичи короткошерстных легавых, также привезены из Азии первыми крестоносцами. Весьма возможно, что как те, так и другие собаки привозились преимущественно испанскими рыцарями, как самыми большими любителями соколиной охоты в эти времена. Но уже Людовик XI (в XIII стол.) [17] получал своих espagneux из Бретани. 


     Вот наиболее вероятная теория происхождения длинношерстных птичьих собак. Тем не менее оно еще очень темно, и только последующие изыскания в Испании, на Балканском полуострове, в Малой Азии и Персии могут пролить свет на этот вопрос. Недавно в «Chasse Jllustree» была помещена коротенькая заметка о собаках арабских дуаров в Алжире. Эта арабская дворняжка имеет длинную и густую шерсть, б. ч. светлого окраса — от белого до кофейного, всего чаще грязно-желтого или красноватого; хвост очень пушистый, который держится султаном; морда, однако, длинная и заостренная, как у лисицы или шакала, причем нёбо черное. К сожалению, неизвестно, какие у нее уши — стоячие или висячие. Вернее, однако, судя по морде и черному нёбу, предположить, что она составляет помесь лисицы или шакала с какой-нибудь собакой.     
      
    
     В общих чертах история распространения длинношерстных птичьих собак была рассмотрена во введении; подробности же будут приводиться на своем месте. 
     Как бы то ни было, но в настоящее время в Испании нет туземных длинношерстных собак, употребляемых для охоты. Если они где и сохранились здесь, то в каких-нибудь глухих провинциях, всего вероятнее, в Пиренеях или других гористых местностях, по той причине, что густо одетые собаки не могут быть особенно пригодны для охоты в знойных равнинах. Бекман высказывает предположение, что, может быть, поверхностно описанные старинными испанскими охотничьими авторами zarcero или perro bajo (низконогие собаки, бассеты) были испанскими длинношерстными собаками. Крихлер в «Deutsch Jagers» упоминает о каких-то tesoro — длинношерстных ищейках.   
      
     Единственное сведение о настоящих испанках было помещено в бельгийском журнале «Chasse et Peche» 1885 года. Автор этой заметки (Пьер д'Арк) говорит, что в Южной Франции, в округе Авейрон, семейство Calvet-Rognat с давних времен ведет породу испанок, которые были привезены сюда в 1809 году одним пленным испанским офицером. Перед возвращением на родину офицер этот оставил пару собак упомянутому семейству, и Calvet-Rognat с тех пор сохраняли породу в полной чистоте, почти никому не давая щенков. 


     Из описания Пьера д'Арка видно, что испанки эти ростом ниже среднего, имеют прибылые пальцы на задних ногах (что, по мнению автора, характеризует всех горных собак). Голова у них большая, череп широкий, морда короткая и заостренная, с большими брылями. Уши короткие и тонкие, немного приподнятые у основания (т. е. на хряще, как выражаются охотники). Глаза карие, живые и с очень умным выражением. Спина очень крепкая. Все кости толстые; ноги прочные;лапы кошачьи (круглые), так что собака вообще вынослива, а свободные локотки допускают некоторую быстроту движений. Хвост гуще, чем у сеттера, и псовина на нем не образует правильного подвеса, напоминая этим хвост немецкой длинношерстной легавой; он достает до пазанка и имеет некоторый изгиб, а на поиске находится в постоянном колебании, тем более быстром, чем сильнее запах дичи, обоняемый собакой. Стойка почти лежачая, причем хвост вытягивается в прямую линию, служащую продолжением линии спины. Окрас испанки весьма оригинален, именно белый с светло-каштановыми пятнами, почти полово-пегий. Шерстьгладкая, с серебристым блеском, чрезвычайно шелковистая, такая же псовина на ушах и на лапах. 


     Так как псовина очень густа, то собака охотно идет в такой частый терновник, где другие собаки отказываются работать. Автор, однако, не замечал, чтобы испанки особенно страдали летом от жары, если только она не чрезмерна. Лучше всего ходят они не в лесу, а в поле, особенно в болоте, также весьма любят воду, очень хорошо плавают и охотно приносят убитую дичь. В противуположность французскому эпаньёлю, который не отходит далеко от охотника, испанки имеют более самостоятельный поиск, хотя и не такой широкий и дальний, как у сеттеров и пойнтеров; поля, окруженные живой изгородью, довольно быстро обследуются ими галопом. Кроме того, эти собаки очень кротки, послушны, умны, понятливы, крайне привязчивы и старательны. Единственный важный недостаток, очень часто у них встречающийся, это близорукость: большинство не видит далеко упавшую раненую птицу. Вероятно, эта слабость зрения, свойственная лаверакам и многим кровным сеттерам, произошла от родственного скрещивания, т. е. кровосмешения. Как видно из статьи д'Арка, испанки весьма охотно гоняют зайцев. По свидетельству Megnin, из книги которого заимствованы эти сведения, та же порода испанок имеется теперь в департаменте Aisne у известного заводчика французских эпаньёлей Лами, близ Добентона. 


     Из приведенного описания и приложенного рисунка видно, что настоящая испанка резко отличается от современного французского эпаньёля своим более плотным и коренастым сложением. Нет повода сомневаться в том, что это действительно коренная порода, но трудно поверить, чтобы она сохранилась только в одной местности и даже у одного семейства без признаков вырождения. По всей вероятности, дальнейшие исследования покажут нам, что испанки существуют также во многих гористых местностях Северной Испании. 


Комментарии: 0