Джавзы (азиатская длинношерстная птичья собака)


В ноябре 1877 года секретарь Туркестанского общества любителей естествознания В. Ф. Ошанин, недавно возвратившийся из ученой экспедиции на Памир, сообщил, между прочим, что в горной долине Каратегина им встречена порода охотничьих собак, совершенно сходных по наружному виду и внутренним полевым качествам с сеттерами. Собаки эти, по словам Ошанина, собственно, привозятся туда из смежной, более южной, долины Дарваз и туземцы употребляют их для охоты на птиц. Ввиду того, что обе долины совершенно замкнуты и малодоступны, Ошанин высказал предположение, что собаки эти составляют туземную, вполне самостоятельную породу и, случайно вывезенные через Гиссар и Гиндукуш в Индию, обратили на себя внимание англичан, которые уже доставили их в Англию. Мнение это подтверждается будто бы тем, что в обратном случае, т. е. если бы собаки были английского происхождения, они скорее могли бы попасть через Индию в Бухару, Хиву и Коканд, как более цивилизованные и доступные страны. Однако они здесь до сего времени не замечались. Теория эта не выдерживает критики, потому что длинношерстные птичьи собаки, как мы видели, были известны в Европе гораздо ранее появления в Индии не только англичан, но и португальцев. 

 

     Несколько лет спустя горный инженер Д. Л. Иванов, один из участников новой экспедиции на Памир, привез по возвращении своем в Ташкент двух весьма типичных собак небольшого роста. Из них одна оказалась действительно очень похожей на сеттера маленького роста, но другая принадлежала к группе брудастых и представляет маленького грифона с жесткою шерстью. О последнем будет говориться в своем месте, а теперь приведем лишь описание первой породы, по-местному джавзы, со слов известного охотника писателя Е. Т. Смирнова. 

 

     «Джавзы, кобель не старше трех лет, маленького роста: вышина в загривке 18 дюймов (Около 46 сантиметров — рост самых крупных английских спаниелей), длина от корня хвоста до конца морды 28 дюймов, хвост длиною 10 дюймов; цвет рубашки темно-кофейный, переходящий в полосках, составляющих подвески, в более светлый; цвет чутья (носа) светло-кофейный; глаза грязно-зеленого цвета, сильно напоминающего цвет французской горчицы; зрачок карий. Корпус несколько тяжеловатого склада, но весьма пропорционален и красив, доказывая силу и выносливость собаки; хвост прямой и немного длинен относительно роста; уши небольшие, поставлены так же, как у европейского сеттера; чутье мало развито, острой формы, отчего морда при взгляде спереди имеет как бы клинообразную форму. На ушах, хвосте и гачах довольно длинные подвески из волнистой шерсти. На всем теле шерсть мелкая и чрезвычайно густая, на пахах и животе длиннее, чем в других местах; очевидно, собака одета для сурового горного климата. Общий вид собаки чрезвычайно (?) похож на сеттера: не будь толстого, тяжелого корпуса и оригинальной клиновидной формы морды, джавзы казался бы настоящим сеттером, только миниатюрным. Я никак не ожидал, чтобы в недоступных горах Центральной Азии можно было найти подобную, безусловно культивированную породу собак... 

      

     Джавзы большой охотник строить рожи, такой же, как каратегинка (другая брудастая собака, вывезенная г. Ивановым), прыгун и весельчак, но менее добродушен, а имеет независимый и даже гордый характер; в драке чрезвычайно страстен и злобен, лезет на всякого противника и не отстанет до тех пор, покуда не изгрызет в кровь... Вообще сила и энергия обоих собак замечательна, жалко только одно, что по своему малому росту и манере бегать короткими прыжками, точно собака все скачет с камня на камень, они оказались негодными для здешней (около Ташкента) охоты в густой траве и зарослях. Кроме того, в летнее время наш сухой и жаркий климат оказался для них очень тяжел; одно время я опасался, что собаки не перенесут и перебесятся... Пробовал я брать их на охоту, но они не знают ружья, не знают здешней птицы (фазан, бекас) и хотя ищут, но тем нелепым, прямолинейным поиском, каким обладают все туземные подсокольные собаки... Стойку (на перепелов) они держат хорошо, а джавзы разыскал и фазана, но копался с ним так долго, что петух успел убежать и поднялся вне выстрела... Вообще управлять этими собаками на охоте, не зная тех приемов, которые употребляли с ними их хозяева-горцы, оказалось совершенно невозможным; кроме того, и местность для них неподходящая; в траве и зарослях они не знают, как пробиться, в камышах совершенно теряются, в болотах и рисовых полях вязнут в грязи по уши, а выбившись, уныло посматривают по сторонам... Вероятно, можно было бы извлечь из них пользу на охоте за перепелами на жнивах, посевах проса и хлопчатника, по снятым бахчам, вообще на местах открытых, но на перепелов, кроме туземцев, здесь никто еще не охотится. 

 

     Джавзы взят Д. Л. Ивановым в Дарвазе, в сел. Тавидара; по отзывам встречных охотников-горцев, это экземпляр чистокровный вполне. Вся эта порода носит общее название джавзы, что означает это слово, он добиться не мог, но, судя по звуку, оно едва ли туземное. Охотники-знатоки передавали ему, что это порода не их собственная, а фаренги, т. е. английская или вообще европейская. Откуда, как и давно ли попали в горы эти собаки, никто не знает; говорят вообще, что очень давно, так что время и обстоятельства исчезли из народной памяти. Действительно, надо полагать, что собаки вывезены давно. Во-первых, они успели обособиться в самостоятельный тип... а во-вторых, горцы, как народ замкнутый, с патриархальным складом жизни, должны долго сохранять даже и незначительные предания. Приобретение новой породы собак в жизни горца-охотника не должно считаться явлением незначительным, поэтому если он уже забыл, откуда и когда попала к нему собака фаренги и почему он назвал ее джавзы, то, значит, это случилось очень давно. Кажется, не будет натяжкою, если предположить, что эта порода попала на Памир через Индию и Афганистан и происходит от испанских собак, которые были первоначально завезены в Южную Индию португальцами, имевшими там первые колонии. 

 

     ...Все собаки породы джавзы мелкие, не больше доставленного экземпляра; на охоте они слабее местной (брудастой), т. е. не так нестомчивы, но чутье у них лучше... 

 

     Собак обеих пород особенно много встречается в Каратегине, в Дарвазе уже меньше; есть ли они в других обитаемых долинах великого Памирского нагорья — Шугнане, Вахане и Рошане, г. Иванову наблюдать не удавалось, но он предполагает, что должны быть у богатых людей... 

 

     С своими оригинальными собаками горцы охотятся с соколами и ястребами за красными куропатками (Perdix chukar), уларами (Megaloperdix tibetanus), перепелками, утками и куликами; поиск их в горах очень юркий, прыжками, стойка крепкая». 

 

     К сказанному Е. Т. Смирновым мы можем только добавить, что совершенно согласны с его мнением о происхождении джавзы от португальских длинношерстных собак, привезенных в Индию в XVII или XVIII веке. Как известно, англичане начали хозяйничать в Индии очень недавно — около ста лет назад. Из приведенных размеров и описания видно, что джавзы имеет значительное сходство с настоящей испанкой, открытой д'Арком в Южной Франции. Но само собой разумеется, испанка не могла не видоизмениться и не приспособиться к чисто горным климату и местности: шерсть ее сделалась гуще и плотнее, зрение лучше, ноги, и в особенности лапы, крепче, и прежняя рысь или галоп превратились в мелкие прыжки. 

 

     Здесь кстати обратить внимание на различное строение лап у горных собак сравнительно с собаками долин. У первых лапа всегда небольшая, плотно сжатая, с очень мозолистыми подошвами, притом продолговатая — русачья. У вторых лапа сравнительно больше, шире, нередко более или менее расперстая, всегда круглая. Поэтому горные собаки оказываются вовсе непригодными в болоте и даже на рыхлой почве, так как узкие лапы их глубоко проваливаются. Наоборот, широколапые равнинные собаки, легко работающие в топких местах, на каменистой, вообще очень твердой почве быстро обдирают себе пальцы и отказываются от работы. Вот почему англичане вообще предпочитают большие и круглые лапы русачьим. 


Комментарии: 0