Гладкошерстные легавые


Между тем как генеалогия длинношерстных птичьих собак покрыта мраком неизвестности, происхождение легавых с короткой и гладкой псовиной представляется менее темным. Не подлежит никакому сомнению, что родичами их были вислоухие гончие, вывезенные первыми крестоносцами из Азии в конце XI столетия. Вначале эти гончие, вероятно, употреблялись только для преследования и заганивания зверя, но затем ими стали пользоваться как подсокольими собаками, т.е. при помощи их выгоняли - поднимали - пернатую дичь, которую травили соколами. Таким образом до сих пор охотятся в степях Азии. Вероятно, для этой цели сначала выбирались, наименее рослые, сильные и быстрые собаки; впоследствии их стали скрещивать с длинношерстными, настоящими подсокольими собаками, а также с тяжелыми травильными; первые передали им свой сплошной бурый окрас или в бурых отметинах и стойку, вторые - очень тяжелый и рыхлый склад, частично форму черепа. Такие собаки уже могли употребляться и для загона, и при ловле птицы в сети. Покрытые тонкою и короткою псовиной, они хорошо выносили жару и недостаток воды, а потому в Южной Европе, Испании и Италии быстро вытеснили длинношерстных легавых, так что от них почти не осталось теперь следа, и большей частью под названием браков постепенно распространились во всей 3ападной Европе.

 

Название брак (braque, brack, bracco), даваемое преимущественно гладкошерстным легавым во Франции, Италии, Англии, изредка в Германии, употребляется очень давно. Еще в эдикте Карла Великого (IX век) упоминается о bracones parvum - малом браке. Что означает это слово, решить трудно, так как оно имеет много более или менее вероятных толкований. В настоящее время браками в Германии называются преимущественно настоящие гончие; во Франции малорослых гончих обыкновенно зовут briquets. Одни охотничьи авторы, как Ла Бланшер, ставят слово брак в связи со лоном браконьер и полагают, что так называли собак мелких охотников; другие, как Деларю, производят его от немецкого brach, что означает паровое поле. То есть собаки эти употреблялись преимущественно для охоты в поле, а не в лесу, что и было в действительности. Последнее мнение довольно правдоподобно, сем более что немцы называют иногда собак (?) brach (bracke), а французы - brachet. На первый взгляд было бы, кажется, всего проще объяснить слово брак тождественным словом, означающим на немецком и английском (и других?) языках недоброкачественность. Действительно, первые гладкошерстные птичьи собаки были не что иное, как бракованные гончие, чересчур пешие или не гонявшие в стае. Но такое толкование не выдерживает критики, так как браками звали, да и до сих пор зовут, настоящих гончих*.

 

* По Бекману, первоначально название brack применялось ко всем молодым собакам, подросткам; к концу средних веков и до начала XVIIIв. так называлась только духовая собака (Schweisshund), а с начала текущего столетия название это дается (в Германии и Австрии) только гончим. Итальянцы производят bracco, название своих гладкошерстных легавых, от итальянско-греческого (?) слова "bracus", что означает "скорый" (!) Ad Reul, автор недавно вышедшей в Брюсселе книги "Les races chiens" (1894), говорит, что braque - слово кельтийское или галльское; оно происходит от bracco, а bracco - от brac, что означает "указывающий, бросающий". По мнению же других, braque от глагола braquer - "указывать". Таким образом, брак есть синоним пойнтера. Конечно, если есть слово braquer с таким значением, то это будет самым простым и верным объяснением.

Испания считается по праву колыбелью как соколиной, так и ружейной охоты, а потому нег никакого сомнения в том, что испанские гладкошерстные легавые - самая старинная порода всей группы. Немецкие охотники с Бекманом во главе стараются доказать, что немецкая легавая происходит от очень древней и самостоятельной породы гладкошерстных птичьих собак. Действительно, и в Германии с давних времен были гладкошерстные зверовые собаки, вреде гончих; от последних произошли так называемые ищейки, кровь которых имеется в немецкой легавой, но, во всяком случае, настоящая гладкошерстная птичья собака со стойкой прежде всего выработалась в Испании, вероятно, еще до изобретения дроби и начала стрельбы влет, т. е. в начале XVI века. В конце этого столетия и в начале XVII испанские охотничьи подружейные собаки с гладкою шерстью приобретают громкую известность и вместе с испанскими ружьями распространяются по всей Западной Европе через Францию и, главным образом, через Нидерланды, находившиеся тогда под испанским владычеством; смешиваясь с туземными породами ищеек и с длинношерстными легавыми, они образуют здесь новые, самостоятельные расы. Прежде всего они попали, разумеется, во Францию, которая многое заимствовала в средние века от Испании, даже почти всю свою охотничью терминологию, содержащую очень много испанских слов. Вероятнее всего, испанские легавые проникли во времена Генриха IV через Наварру. В Италии тоже эта порода известна с конца XVI или начала XVII века, так как на одной картине итальянского художника этого времени Темпесты встречается изображение легавой, очень похожей на современного пачона Наварры.

 

В XVIII столетии начинается преобладание французских ружей и французских собак, причем последние распространяются в Западной Германии у мелких владетельных князей, оказывают влияние на стати немецких легавых, переходят в Польшу и затем в Россию одновременно с последними. Наконец, с начала этого столетия английские пойнтера мало-помалу или вытесняют туземные породы гладкошерстных собак во всей Европе, или смешиваются с ними, образуя новые разновидности с более красивой внешностью и более быстрым поиском. Этого влияния пойнтера не избегла, по-видимому, ни одна порода гладкошерстных легавых. Даже немецкие легаши обязаны своим современным благообразием присутствию в них крови пойнтера, хотя это и отрицается германскими охотничьими писателями.

 

Все гладкошерстные легавые внешним видом представляют большую аналогию с западными гончими, в особенности же пойнтера, сравнительно недавно выведенные от скрещивания легавых с английскими лисогонами. Но все-таки отличие легавой от гончей довольно наглядно. Морда легавой короче и не так толста к концу, как у гончей, - говорит Euq Gayot, - череп больше, уши короче и менее широки в основании и в конце, ноги легавой относительно длиннее, туловище короче... Между собою легавые имеют более сходства, чем длинношерстные и даже брудастые. Между ними уже не встречается пород птичьих гончих, как спаниели, таких малорослых и приземистых собак, как последние; в качестве псовины не замечается такого резкого отличия, как между брудастыми легавыми. Прежние подсокольи гладкошерстные собаки или птичьи ищейки давно исчезли, да, кажется, никогда не составляли самостоятельной породы, а были только вымесками. Роста все легавые почти одинакового: 13 - 15, редко 12 и 16 вершков; одеты они короткою, более или менее тонкою шерстью (волосом) без подшерстка, большей частью кофейно-пегой ил и серо-крапчатой, реже желто-пегой масти и имеют почти одинаковый скелет. Они труднее переносят холод, чем длинношерстные, тем более брудастые легавые, но лучше выносят жару и недостаток в воде, чем первые, почему всего пригоднее для летней охоты в поле и вообще для охоты в южных странах. Это действительно настоящие полевые собаки. Полевыми качествами, т. е. силою чутья и крепостью стойки, гладкошерстные большей частью превосходят длинношерстных и брудастых легавых. По характеру они занимают середину между ними.


Комментарии: 0