Брудастые легавые


К этой группе принадлежат те из собак, употребляемых для охоты на птицу, которые имеют на морде удлиненные волосы в виде бороды и усов. Это признак общий всем другим брудастым (или борудастым) собакам - гончим, борзым, овчаркам, пуделям, многим карликовым собакам; признак настолько характеристичный и упорно, устойчиво передающийся другим, гладкомордым, собакам, что надо удивляться, почему ему не придают никакого значения. Не только кабинетные ученые, наприм. Фицицгер, не различали брудастых собак от длинношерстных*, но даже такие авторитетные кинологи-практики, как знаменитый Стоне хендж, не избегли этой грубой ошибки. До сих пор многие немецкие собаководы, не обращая внимания на брудастость своих щетинистошерстных легавых, считают их только климатическим видоизменением гладкошерстной немецкой легавой, будто получившей в горах более толстый и плотный волос, с бородою и усами на придачу. Другие, наоборот, производят гладкошерстную легавую от щетинистошерстной.

 

* У Фицингера под общим названием Canus extrarius соединены спаниели, сеттера, овчарки, пуделя, сенбернары и водолазы. Hасколько мало значения придавал он брудастости и вообще распределению псовины, видно из того, что, например, французских легавых грифонов он считает происшедшими от помеси французского эпаньеля с английским биглем, т.е. от двух гладкомордных собак.

 

Нет никакого сомнения в том, что собаки брудастого типа стали употребляться в Европе для охоты на птицу значительно позднее длинношерстных, почти одновременно с короткошерстными птичьими собаками. Первые сведения о брудастых птичьих собаках относятся к XVI веку, причем они появляются почти одновременно во Франции, Германии и Италии. О барбетах говорится в книге "Maison rustique" XVI столетия; во времена Генриха IV грифонами уже назывались собаки, близкие к барбету, происходившие большей частью из Пиемонта и Италии; на одной из картин итальянского художника Аннибала Каррачи, современника Генриха IV, изображена щетинистошерстная собака, очень сходная с современным итальянским spinoni. По Бекману, у Фейерабендта (1582) помещен рисунок щетинистошерстной (?) собаки, и в XVI столетии встречаются указания на водяную охот ничью собаку - Wasserhund. В качестве зверовых собак, преимущественно гончих, брудастые были известны в Европе значительно ранее. На Балканском же полуострове и в Малой Азии они были известны с древнейших времен и в Азии употреблялись сначала для соколиной охоты, каковое назначение имели они первоначально и в Европе.

 

Из тех же старинных источников - описаний и рисунков брудастых птичьих собак - можно усмотреть, что одни из них имели очень жесткую, щетинистую, другие, напротив, мягкую, более завитую и всклокоченную псовину. Это объясняется различием их происхождения: первые имеют родичем щетинистую ловчую собаку или гончую - горный и древнейший тип брудастой, едва ли значительно уклонившийся от дикой брудастой собаки; вторые ведут свое начало от овчарок и пуделей, составляющих равнинную, более культурную форму. Между обоими типами существует такое же отношение, как между дикими и одомашненными баранами и козами. Дикие, подобно щетинисто шерстным брудастым, покрыты жесткою шерстью с густым пушистым подшерстком; у домашних, как у овчарок и пуделей, жесткого волоса - песиги - уже нет или очень мало и развивается только подшерсток, который достигает значительной длины и закручивается в завитки, принимая форму так называемого руна, имеющего наклонность сваливаться войлоком*.

 

Родиною щетинистых брудастых собак надо считать средне азиатские горные возвышенности Тибет и Гималай. Это доказывается, во-первых, тем, что на Памирском плоскогорье до сих пор встречается подсоколья собака близкая к грифону, так называемая каратегинка. Во-вторых, по словам Кремьера, путешественники (?) видели в Тибете грифонов в большом количестве, и они оказывали им большие услуги; тибетские рудокопы держат этих собак и называют их "greiffs", отсюда название грифон, хотя многие производят его от греческого названия мифического зверя. Мартини еще в прошлом столетии называл французских гон чих грифонов индийскими лесными гончими, а за ним Фицингер Canis familiaris sagax indicus. По словам наших моряков, в южном, вернее, в юго-восточном, Китае для отыскивания дичи также употребляют небольших брудастых собак, которым привязывают на шею колокольчики. Вероятно, в английских путешествиях по Гималаю и Тибету найдутся более подробные сведения о горных брудастых собаках. В самое последнее время в иностранной литературе появились известия о брудастых борзых и гончих из Афганистана. Щетинистые брудастые, надо полагать, найдутся и у кавказских горцев, но на это не имеется еще никаких, даже косвенных, указаний.

 

С плоских возвышенностей Центральной Азии щетинисто шерстные собаки проникают еще в древности в Малую Азию, Грецию и Балканский полуостров, сначала в качестве гончих, затем, уже со времен крестовых походов, отчасти как гончие (при Людовике Святом), частию как подсокольи и птичьи собаки они распространяются в 3ападной Европе и, наконец, в Западной России. Сюда следует отнести современных брудастых легавых Болгарии, Боснии, Герцеговины, Далматии и Штирии, итальянских spinoni, жесткошерстных собак Швейцарии и Тироля, французского щетинистого легавого грифона и, наконец, немецкую щетинистую легавую. Все эти европейские породы в настоящее время имеют значительную примесь крови, других легавых, как длинношерстных, так, в особенности, короткошерстных. Немец кие Rauhbarte поэтому теперь имеют только следы бороды и усов, а по ладам почти тождественны с немецкой гладкошерстной легавой, отличаясь от нее только жесткой, хотя уже гладкой и короткой, псовиной.

 

* Очень странно, что даже Ad. Reul, профессор зоотехнии в ветеринарной школе, считает вполне возможным происхождение жестко шерстных и щетинистых брудастых от скрещивания брака с барбетом, даже брака с эпаньелем. Возможность такого превращения Reul основывается на том факте, что при скрещивании пород овец с различным руном получаются метисы с всклокоченною шерстью Но это скрещивание двух длинношерстных животных не имеет никакой аналогии с смешением длинношерстной собаки с короткошерстною.

 

Отечество брудастых с рунообразной псовиной - степи Средней Азии и Юго-Восточной Европы, Здесь эти собаки были первоначально не столько охотничьими - зверовыми, сколько пастушьими собаками, оберегательницами овец от хищных зверей, волков по преимуществу. Одинаковые условия и одинаковый подбор произвели тождественные изменения в качестве шерсти, и из щетинистой горной собаки образовалась овчарка с овечьей шерстью, постепенно распространившаяся по всей Европе и выделившая в средние века более культурную породу сторожевых, частью охотничьих собак, известных под названием пуделей и водяных собак. От пуделя или же французской овчарки (Chien de Brie) с примесью эпаньеля был выведен барбет, или охотничий пудель, имеющий короткую стойку. Аналогичное происхождение имел и позднее настоящие брудасты легавые - польско-курляндские брусбарты, грифоны Буле и грифоны Кортальса.

 

3начительно ранее выделение пород птичьих брудастых собак происходило скрещивание обоих типов с гончими и борзыми и образование разновидностей гончих грифонов во Франции, ирландских волкодавов, шотландских оленегонов, выдровых собак, русских, курляндских брудастых борзых и гончих. Но об этих породах будет говориться своевременно и в своем месте. Кроме того, брудастые участвовали в образовании некоторых длинношерстных гладкомордых легавых - понт-одемеров, водяных спаниелей и курчавых ретриверов.

 

Главное достоинство всех бpудастых легавых заключается в их замечательной выносливости, не в смысле продолжительности полевой работы, а по отношению к изменениям температуры: на них не оказывают большого влияния ни холод, ни дождь, и они лучше переносят жару, чем сеттера и эпаньели. Кроме того, чрезвычайно охотно идут в воду, даже холодную, и не боятся густой чащи. Шерсть у брудастых, подобно овечьей, содержит много жирового вещества и может быть названы непромокаемой. По этой же причине она никогда не бывает шелковиста и окрас ее почти всегда имеет грязноватый оттенок. К достоинствам этих собак можно также отнести ум и большую понятливость, смелость и самую грубость сложения, соединенную с крепким здоровьем. Но очень часто брудастые легавые имеют и крупные недостатки: упрямство, злобность, чрезмерную горячность и в зависимости от того непродолжительную стойку. Если бы не эти пороки и не особенно представительная внешность, сравнительно с красавцами пойнтерами и сеттерами, то брудастые легавые действительно могли бы сделаться континентальными легавыми, как предлагает называть их Шлотфельдт. Немцы уже чрезмерно увлекаются достоинствами своей Stic helhaarige, считая ее универсальною легавой.


Комментарии: 0