Речной сиг


Coregonus Lavaretus L. Сиг, сиг морской, невский в Петербурге; на Онежском озере ‑ речной, также шуйский, сунский и т. д. по названиям рек; на Ладожском озере ‑ кряжевой, черный, или паровой, сиг. Лит. – sykas. Финск. ‑ сиика; лат. ‑ сиска, sihga; эст. ‑сииг, сиакалле. Заметим, что в Сибири на Енисее остяки называют сига тотам, юраки ‑ палкур (вероятно, Coregonus Polcur), самоеды ‑ сига, тунгусы ‑ шури. На остяцко-самоедском наречии сиг ‑ чукоря.


Рис.100. Речной сиг


Этот сиг называется речным потому, что он чаще других сигов встречается в реках, куда входит из моря или больших озер для нереста. Он чернее и длиннее описанных видов, голова у него небольшая, нос тупо закруглен и над боковой линией находится не 10 рядов чешуи, как у других сигов, а 11. Число жаберных тычинок одинаково с песочником, но тело его значительно сжато с боков, и спина поднимается от затылка до начала спинного плавника очень плоскою дугою, а грудные и брюшные плавники имеют сильно заостренную форму. Кроме того, речной сиг отличается от песочника серовато-зеленой спиной с приметным стальным отливом, голубым отливом серебристых боков с светлыми продольными полосками; голова (быть может, только весною) покрыта у него темными пятнышками, так же как и основание серого спинного плавника; хвостовой и заднепроходный плавник темно-серые; грудные и брюшные плавники с верхней стороны зеленовато-серые; с нижней белесоватые, к вершине черноватые. Серебристая радужина глаза сверху несколько серовата. Сиг этот бывает весом от 2-4 фунт, и очень редко достигает 7 фунтов.


По всей вероятности, речной сиг встречается у нас в весьма многих реках Северо-Западной и Северной России, но, сколько известно до сих пор, он найден в Финском заливе, в северо-восточной части Ладожского и во всем Онежском озере; по Платеру, он встречается также в Немане, а по другим ‑ в Западной Двине и Висле. В озерах, однако, он живет только зиму, а все остальное время проводит в реках. Это, собственно, морской сиг, почему он нередко называется этим именем или проходным сигом, а в больших озерах он, вероятно, акклиматизировался впоследствии; Ладожское и Онежское озера по отношению к этой рыбе служат как бы морями. Это доказывается тем, что онежский речной сиг отличается от настоящего проходного сига, который из Финского залива входит в Неву, тем, что имеет нос менее выпуклый и бывает более темного цвета, с черноватыми парными плавниками. Впрочем, по уверению шлиссельбургских рыбаков, невский сиг не доходит до Ладожского озера. Онежский сиг представляет в каждой реке свои особые приметы: в одной бывает крупнее, в другой меньше, почему и отличают шуйского и сунского сигов.


В Неве и других реках, впадающих в Финский залив (и Балтийское море), речной сиг показывается уже в мае, как только просветлеет в них вода, поднимается все выше и выше, проводит здесь все лето, нерестует после Покрова и потом зимою возвращается обратно. Из Онежского озера сиг этот идет в реки (Немену, Суну, Водлу, Вытегру и др.) в начале или в конце августа. В Суне отличают новинских сигов, идущих около времени созревания хлебов, спасских (около 6 августа) и семёнских (около 1 сентября). Самый же большой ход их бывает здесь в половине октября, во время метания икры, в т. н. назарьевские ночи. Молодь в реках не остается, а тоже скатывается вниз, как достоверно известно относительно Онежского озера. Взрослые рыбы, выметав икру, немедленно (в октябре) возвращаются назад, как это замечено относительно Волги и Онежского озера. Икра этих сигов, по Ла Бланшеру, довольно многочисленна (50 000) и несколько светлее, чем у форели.


По свидетельству проф. Кесслера, между всеми реками Онежского бассейна всего богаче сигами Шала и Водла, в которые они поднимаются иногда уже в июне. В бытность его на восточном берегу Онеги, в начале августа 1866 г., ему рассказывали, будто бы в селах, 


Рис. 101. Омуль


лежащих по Шале, крестьяне почти совсем покинули полевые работы вследствие чрезвычайно обильного улова сигов. В реке Суне также очень много сигов, и в зиму 1865 на 1866 год отсюда (ниже Кивача) было отправлено в Петербург более ста возов этой рыбы (по 400 сигов на воз), а по другим показаниям, даже до 200 возов. Сунской сиг несколько мельче шуйского: первого круглым числом идет на пуд 21‑22 штуки, а второго ‑ только 16 штук. Ловят сигов этих ставными сетями и неводами.


Кроме этих сигов, у нас, в Северной России, особенно в Печоре, водится еще несколько других, но малоизвестных видов рода Coregonus. Все они, впрочем, более принадлежат -сибирским рекам, и некоторые, как, напр., зеледь[1] и саурей, еще до сих пор вовсе не исследованы. Из печорских сигов замечательнее всех омуль[2] (Coregonus omul Lepech.) ‑ небольшая, но весьма вкусная и жирная рыба, которая во всех больших сибирских реках, кроме Оби, ловится в очень большом количестве. Настоящее местопребывание его ‑ Ледовитый океан, но он весьма многочислен также в оз. Байкал, где служит предметом значительного промысла. Омуль редко бывает более 8 вершков и весом до 4 ф. и более; голова у него небольшая, острая, почти коническая, с выдающейся нижней челюстью, жаберное отверстие очень большое, почему вынутый из воды омуль скоро снет; рот без (?) зубов; туловище его несколько сжато, но довольно высоко и покрыто мелкою чешуёю, жировой плавник толстый и с зазубринами; спина у омуля темноватая, бока синеватые, брюхо серебристое. Омуль в известное время подымается в огромном количестве в реки. В Печору он идет из моря осенью и вскоре возвращается обратно; в Мезень же он входит в небольшом числе.


Кроме омуля, в Печоре и озерах, соединенных с ней, водится т. н. пеледь (Coregonus peled Lepech[3]., печорский сиг (Coregonus polcur Pall.) и чир (Coregonus nasutus Lepech.)[4]. Первая рыба (у остяков ‑ шика) с первого взгляда походит на обыкновенных сигов, но только шире их; челюсти у нее почти одинаковой длины, спина сначала толстая и горбоватая, но сзади спинного плавника постепенно утончается; цвет спины и боков сизый, сверху темнее, нижняя половина тела серебристая; голова, щеки и жаберные крышки испещрены мелкими пятнами каштанового цвета; спинной плавник с косыми темными полосками. Пелядь достигает 7 фунтов веса и ростом бывает до двух футов. Кроме Печоры, она водится в Каре, но в Мезенской системе попадается очень редко (напр., в Калининых озерах, соединяющихся с Пезой).


Примечания


Чир[5] (Coregonus nasutus Pall.[6]) отличается с первого взгляда своим выдавшимся горбоватым и толстым носом; рот у него большой. Туловище его ниже, чем у пеляди, а чешуя мельче; спина сизая, бока серебристые; ростом чир значительно более пеляди и достигает 10-13, иногда даже 25 фунтов, но по вкусу и жирности своего мяса далеко уступает последней. Живет он преимущественно в озерах, соединяющих с Печорой, и в шарах (протоках) самой реки. По свидетельству Арсеньева, чир встречается также в Вычегде и Сысоле.

Печорский сиг[7] (Coregonus Polcur Pall.) имеет короткую толстую голову, тупое, выпуклое перед глазами рыло, туловище толстое, продолговатое; заднепроходный плавник 16 лучами (у пеледи 15, у чира и омуля 13).

309

[1] По Данилевскому, зеледь похожа на ряпушку, поднимается из моря в Печору и ловится, как весною, так и осенью. Саурей тоже близок к ряпушке; водится только в Голодной губе.

[2] У остяков на р. Каз он называется домухей, на Енисее ‑ донгай, у самоедов ‑ сауг-алл, тонне, у тунгусов ‑ туркучан, на Енисее ‑ ширючан, у японцев ‑ нижин.

[3] По современной классификации – CoregonuspeledGmelin. (ред.)

[4] По современной классификации – CoregonusnasusPallas. (ред.)

[5] У березовских остяков ‑ кегхул, на Сургуте ‑ гиппека, на р. Каз ‑ такче, на Енисее ‑ тякты, юрацк. ‑ адурчэ, у самоедов ‑ хы-алле, на Енисее ‑бедыди, остяцко-самоедск. ‑ ыпга, тунг. ‑ торахан, ведрешель.

[6] По современной классификации – CoregonusnasusPallas. (ред.)

[7] У остяков и вогулов ‑ пыджян, у первых ‑ также порхул, самоедов ‑ полкур.

Комментарии: 0