Гольян


Phoxinuslaevis[1]. В Москве — красавка, форелька, в Можайском у. — голопузка; в Верейском — свинобойка; в Тверск. губ. — золотавка, злотавка, бырянка; в Ярославск. губ. — синька, местами (Романовск. у.) — горчушка; на Сити (Моложск. у.) — малютка; в Орле — скоморох; местами — мулек, малявка, мулявка, голчик, голечка, синявка, синтявка, пестряк; на Днестре также — швия; на р. Суре — синявка, синтявка; по верхн. Днестру — бздерка, бздырка; в верх. Вислы — вержбувка; по Уфимск. губ. — лошок; на Неве — камергерчик; на Онежск. оз. — пестряк; в Пермской губ. — вандыш, краснозобик (Екатеринб.), на р. Исети — мясозоб; в р. Бабке — аргиш (тат.), также — гольян; в Зап. Сибири — солдат, гольян, голян; в Телец. оз. — кильки (?), солдатики, гренадерчики; в Крыму — голыш. В Тульской — черевуга; на Суре — красуля, чебак; в Казанск. губ. — гольян, песочник, песчаник, синец, решнига, ёлшанка, казочек, чебак (при Каме); в Свияге — красуля, чаще — пеструшка, иногда неправ. — форель. В Польше — ольшанка, стржебелька, стрзебла (Геккель); финск.— спитали-кала, ранта-лакко, майко; эст. — липпик, липпик-кала, кивви-кала, эроот, эрвель; башк. — берды (?); калм. — улик (Фальк). У оренб. тат. — мяляк, в р. Кондоме Кузнецк. окр. — одра и ален. У енисейск. тат. — момбза (друг. вид).

Гольян


Из приведенных названий легко вывести заключение, что это очень небольшая, красивая, пестрая рыбка без чешуи, т. е. голая. Действительно, гольян принадлежит вместе с верховкой и горчаком к самым маленьким нашим рыбам и, подобно последнему, особенно во время нереста, отличается своими яркими радужными цветами; кожа у него, однако, лишена чешуек только на брюхе и иногда вдоль средней линии тела, а на прочих частях тела чешуйки очень мелки, нежны и малозаметны и не покрывают одна другую. Своею мелкочешуйчатостью, пестротою цветов, также брусковатым туловищем и по своему местопребыванию эта рыбка много напоминает форелей, почему и называется местами, как в Уфимской губ., лошком, от уменьшительного лох, а в Московской — форелькой.


Вообще гольян легко отличается от всех других карповых рыб и как по своей мелкой чешуе, толстому, широкому туловищу, так и по числу глоточных зубов (6, редко 7 с каждой стороны, в двух рядах — 2.4/4.2) отделяется в особый род — Phoxinus, к которому принадлежит, по-видимому, один только европейский вид, но с большим числом вариететов. Кроме того, в Восточной России водится еще другой вид, отличающийся большею величиною, более крупною чешуею, менее брусковатым туловищем и менее тупым носом, а также своим образом жизни, но об этом виде мы будем говорить далее, а теперь перейдем к обыкновенному гольяну.


Последний всегда отличается необычайною пестротою, и потому названия скоморох и красавка гораздо более идут к нему, нежели, как мы видели, не совсем правильное название гольян. Спина у него буровато-зеленого, иногда синеватого цвета, с более или менее ясною черною полоскою вдоль средины; бока зеленовато-желтые с золотистым, а ближе к брюху с серебристым блеском; самое брюхо, начиная от губ до хвостового плавника, красноватое или даже ярко-красное, но иногда бывает и белое (у гольянов р. Свияги). Плавники желтоватые с черноватою каемкою; парные плавники и заднепроходный имеют красное основание; глаза желтовато-серебристые. Впрочем, весьма трудно совершенно верно описать цвета этой рыбки, тем более что они более или менее изменяются по временам года и по местности. Всего красивее бывают гольяны во время нереста, но, по-видимому, нередко встречаются исключения из этого правила. Следует заметить еще, что у обыкновенного гольяна боковая линия продолжается только до средины тела, а далее прерывается и даже совсем пропадает.

Гольян встречается почти во всей Европе и в большей части Сибири. Здесь он водится даже в озерах (Телецком) и распространяется до бассейна Енисея. В последнее время найден также (Маевым) в Туркестане. В России он всюду принадлежит к числу весьма обыкновенных рыб, но на юге водится в меньшем количестве, чем на севере.


Гольян любит холодную воду и потому преимущественно держится в небольших, быстротекущих речках, даже в ручьях с каменистым или песчаным дном, и всего многочисленнее в горных речках Крыма, Зауральского края и, вероятно, Кавказа[2]. Теплой, медленно текущей воды он, видимо, избегает и потому очень редок в больших реках, также озерах (напр., в Онежском крае) и тут попадается большею частью у каменистых берегов. Вообще до сих пор распространение у нас гольяна не известно с точностью; причина того — его незначительная величина и сравнительная редкость в больших реках, но судя по тому, что в Средней, Северо-Восточной и Северо-Западной России он встречается во множестве решительно во всех речках и ручьях, надо полагать, что он водится повсеместно и только ускользал от внимания наблюдателей. По крайней мере в Ярославской и Пермской губерниях он встречается во всех небольших реках, даже ручьях. В Московской же губ., в которой гораздо более фабрик, гольян водится только местами и в окрестностях Москвы довольно редок (в pp. Лихоборке и Синичке, впадающих в Яузу, и, вероятно, в верховьях самой Яузы), хотя попадается иногда и в самой Москве (у Каменного моста). Итак, главное местопребывание гольяна — ручьи и речки. Здесь он доходит почти до самых истоков, где не встречается уже никакой другой рыбы; поэтому в горных странах он подымается очень высоко — до высоты нескольких тысяч футов над уровнем моря (напр., в Средней Европе, также в Уральских горах).


Большую часть года он проводит на каменистых перекатах, и, вероятно, многим из читателей приводилось видеть гуляющие тут стаи мелких, синеватых, краснозобых и вообще очень красивых и пестрых рыбок величиной не более 3—4 дюймов[3]: это, наверное, гольяны. Обыкновенно каждая стая, иногда в несколько тысяч штук, располагается в несколько рядов один над другим — самые крупные на дне, самые мелкие вверху; наиболее многочисленные стаи гольянов можно встретить у мельничных колес, у берегов, где течение уже не так сильно; здесь они исключительно кормятся мельничным бусом, падающим в воду, но обыкновенная пища их состоит их микроскопических рачков, мелких червячков, комаров и мошек. Впрочем, гольяны едят также рыбью молодь, уснувших рыб и всякую падаль, изредка и водоросли (Москва). В одиночку гольяны попадаются крайне редко и всегда живут бόльшими или меньшими стайками, особенно во время нереста, который бывает (в Средней России) не ранее 9 мая, т. е. Николина дня, иногда значительно позже — в июне[4]. Самцы отличаются от самок меньшим ростом, более тупым носом и более яркими цветами, но голова и нос покрываются острыми, роговидными бородавочками — не у одних молошников, а также у всех икряников.


Икра гольянов очень мелкозерниста и многочисленна, и они выпускают ее на камни; сначала, как говорят рыбаки, трутся о камни самки, а затем самцы. По словам одного наблюдателя, упоминаемого у Дарвина, нерест происходит следующим образом: «Самцы, собравшись толпой, начинают преследовать самок (последние всегда в несколько раз малочисленнее самцов) и, окружив первую попавшуюся, стараются как можно ближе к ней протесниться. В ответ на эти ухаживанья самка или убегает, что обыкновенно случается в том случае, если она не достигла еще полной половой зрелости, или же остается среди их. Тогда два из более смелых подступают к ней и начинают сдавливать ее с боков и притом с такою силою, что выдавливают из нее икринки, которые тут же и оплодотворяются. Между тем остальные самцы ждут наготове своей очереди, и лишь только первые ослабнут, как два новых заступают их место; за этими следят еще два других, т. д. до тех пор, пока вся икра из самки не будет выдавлена». Выдавливая во время нереста из самки яички, доктор Деви смешивал их с молоками и затем, меняя только ежедневно воду, получал на шестой день множество мальков, совершенно прозрачных, исключая глаз, отличавшихся чрезмерной величиной. По Ла Бланшеру, самые главные враги выклюнувшейся молоди гольяна — личинки мошкары (Phryganea), от которых она спасается, закапываясь (?) в песок или забиваясь в гравий. Вероятно, гольяны делаются способными к размножению на втором или третьем году своей жизни, но, по словам немецких ихтиологов (Блох, Геккель), они растут очень медленно и нерестятся только на четвертом (!) году.


По своей незначительной величине гольян очень редко обращает на себя внимание рыбаков, которые если и ловят его, то единственно для насадки хищных рыб. Щука, окунь, голавль, форель и налим очень хорошо берут на гольяна, но, к сожалению, последний сохраняется летом всего несколько часов, и в ведре, даже при частой перемене воды, скоро засыпает. С этой целью его ловят самыми частыми бреднями, недотками из рединки, под мельницами также решетом, натертым мукою, которое опускается в воду с мельничного убруса на более или менее длинной палке. Гольяны очень скоро целою стаею собираются в решето, и тогда последнее быстро вынимают из воды. Здесь нетрудно ловить их также частыми вершами, и они весьма охотно идут в бутыли (см. «Пескарь»). В небольших речках гольяны гораздо осторожнее и при малейшем шуме разбегаются во все стороны; поэтому тут их всего удобнее загонять в наметки, сачки или частые морды. В р. Кондоме Кузнецк. округа гольянов ловят массами узкими и частыми сетями (рукавами), затем варят в воде, отрезывают головки и употребляют как приправу к горячему.


С весны до поздней осени гольяны берут очень хорошо на кусочек красного червя, мотыля, опарыша, муху, также на небольшой шарик из хлеба или теста и нетрудно в самое короткое время выудить несколько десятков этих рыбок. В Западной Европе уженьем гольянов занимаются поэтому многие рыболовы, употребляя для этой цели самые легкие удочки, самые легкие поплавки и тоненькую леску в 1—2 волоса, к которой привязывают на коротеньких поводках, один над другим, 2—4 крючка № 12—14. Ловят в полводы и глубже, целый день, кроме ветреных и холодных дней (и грозы); ночью гольян не берет. Клюет он очень верно и не выпускает раз схваченной насадки, которую сейчас же заглатывает, так что не надо медлить подсечкой. Он настолько смел и жаден, что хватает кусочек красного сукна, на который его иногда и ловят во Франции (Пуатевен). Рыболовы ловят его для насадки в стеклянные бутыли, а также в большие глиняные горшки с просверленными на дне дырочками, а с боков (внутри) обмазанные тестом.


Несмотря на свою небольшую величину, гольяны по вкусу нисколько не уступают пескарям, даже их превосходят. Особенно вкусны гольяны, жаренные на сковороде. На Рейне, где гольяна ловят в большом количестве, его маринуют; по Moerbe, в Шлезвиге и Вестфалии его считают даже самой вкусной рыбой Везера.


Позднею осенью гольян вовсе исчезает и на зиму зарывается в ил или забивается под корни деревьев и подводных растений. На восточном склоне Урала, в весьма многих тинистых, так называемых карасьих, озерах Пермской и Оренбургской губерний, как степных, так и уральских, водится другой вид гольяна, называемый местными жителями озерным гольяном, а по некоторому, хотя и отдаленному, сходству с линем — линевой рыбой. Впервые гольян этот (вернее, очень близкий к нему вид) был найден Палласом в Восточной Сибири, где он известен под названием мунда, мундушка[5]и описан под названием Cyprinuspercnurus[6]. Эта рыбка значительно более обыкновенного гольяна и в некоторых исключительных случаях достигает величины одной четверти и до ¼ фунта веса. Чешуя у нее сравнительно крупнее, чем у гольяна, форма тела менее брусковатая: она заметно сжата с боков, и нос у нее не так выпукл, и, кроме того, она никогда не имеет таких пестрых цветов. Обыкновенно спина у озерного гольяна темно-голубовато-зеленая, бока золо-

Озерной гольян


тистые, плавательные перья оранжевые, даже почти красные, глаза бледновато-желтые, а красноты на брюхе не замечается у него даже во время нереста, который начинается позднее, чем у какой-либо другой рыбы, — именно в начале, даже в середине июля. В это время, также осенью, они ловятся (в Зауральском крае) в большом количестве частыми мордами, и уха (щерба) из них, как говорят, очень вкусна. Несмотря на то, что озерные гольяны часто живут в непроточных, мелких и притом иловатых озерах, всегда вместе с карасями или линями, они не отличаются большою живучестью и после того, как будут вынуты из воды, скоро засыпают и быстро портятся. Пища их состоит исключительно из растительных веществ, и желудок постоянно набит битком зеленою грязью. Поэтому они никогда не идут на удочку. На зиму они, без сомнения, подобно карасям, зарываются в няшу.


В последнее время вид гольяна, очень близкого к Ph. percnurus и к уральскому его вариетету, найден был и в Казанской губ. г. Варпаховским, именно в лесном озере Царевококшайского уезда — Шум-ер[7], затем в провальных озерах Нижегородской губ. и, наконец, в Черниговской губ. у гор. Нежина. Таким образом, весьма вероятно, что озерный гольян встречается почти во всей России. Экземпляры, пойманные 20 июля, были еще икряны. Замечательно, что гольяны в Шум-ере отлично брали на удочку. В Сибири, кроме Палласовского вида Ph. percnurus, по исследованиям Кесслера и Дыбовского, встречается еще несколько видов гольянов, именно в Западной — Ph. perenurusvar. BalchaschanaKessl. и Kessl. и Ph. PoljakowiiKessl.[8], а в Восточной — Ph. rivularis[9], JelskiiCzekanowskii[10], Lagowskii[11], все найденные и описанные Дыбовским. Надо полагать, что со временем также много будет отделено видов и верховки (Leucaspius).


Примечания


[1] По современной классификации Phoxinusphoxinus (L). (ред.)

[2] Здесь он найден в конце семидесятых годов (Кесслером) только в р. Туапсе. Сходен с крымским.

[3] Наибольшей величины (5″) гольяны, кажется, достигают в уральских горных речках.

[4] Относительно нереста гольяна в Западной Европе имеются весьма разноречивые показания. По Борне, гольян мечет икру в марте, по Алькену — в апреле, по Пуатевену — в июне, а по Бишофу — даже в конце июня. Всего вернее, что гольян нерестится здесь, как принимает JohnFisher для Франции с мая по июнь.

[5] По-якутск. мунгур-балык; юкаг — мундапанти.

[6] По современной классификации Phoxinuspercnurus (Pallas) — озерный гольян. (ред.)

[7]Phoxinusstagnalisnoy. sp. См, очерк ихтиологической фауны Казанской губ. Прилож. к LII тому «Зап. Имп. акад. наук», № 3, стр. 53—54.

[8] Точнее — PhoxinuspoljakowiKessler — балканский голец. (ред.)

[9] По современной классификации PhoxinusphoxinusujmonensisKaschtschenko — алтайский голец. (ред.)

[10] По современной классификации PhoxinusczekanowskiDybowski — гольян Чекановского. (ред.)

[11] По современной классификации PhoxinuslagowskiDybowski — гольян Лаговского, или амурский гольян. (ред.)

Комментарии: 0