Стрельба стрепетов на току


Начинается она во второй половине апреля или в первой мая, смотря по местности (вообще, когда трава поднимется настолько, что может скрывать залегшего стрепета), продолжается весь май и иногда часть июня. Лучшее время дня для этой охоты — тихое, безветренное и не очень раннее утро — между семью и восемью часами, когда роса уже обсохнет. Раньше этого стрепеты, хотя и токуют зарко, но не всегда дают подъехать на выстрел, а позднее, к полудню, токуют слабее, затаиваясь в траве, между остатками прошлогоднего бурьяна и ковыля. К вечеру, за час до захода солнца, токованье опять усиливается, но, за быстро наступающими сумерками, продолжается только около часа. К токующему стрепету часто подлетают другие самцы, для драки. Точок занимает пространство около 1,5 фута диаметром; самец устраивает его самостоятельно, очищая от травы и плотно утаптывая. Токуя, он несколько распускает крылья, топочет ногами и, закинув несколько голову, циркает. Точки находятся на расстоянии не ближе 20—30 сажен один от другого.


Охота эта производится непременно в экипаже (беговых дрожках или легких дрогах, или на двухколесной тележке) и требует нестомчивых коней, тонкого слуха и довольно острого зрения. Особенной надобности в собаке нет, но с ней охота бывает много успешнее. Ездить надо на местах прошлогодних токов; если же они перепаханы и приходится отыскивать новые места, то надо выбирать наиболее открытые и возвышенные местности, молодые залоги или целины, где разбросаны островками прошлогодние бурьяны, полынь или ковыль. У окраин этих поредевших за зиму бурьянов, вблизи заброшенных полевых дорог и остожьев больше всего держатся токующие стрепеты. Очень любят они также так называемые плешины, т. е. 5—10 сажен почти голого места, особенно если оно находится на большом бугре. Крик их весьма характерен, и его всего удобнее выразить словами «цирр» или «пржи».

Услышав этот звук, при некотором навыке можно определить место токования, а с острым зрением или с хорошим биноклем нередко различаешь саму птицу. Но с непривычки цирканье стрепета очень обманчиво и сначала кажется, что оно раздается очень близко; поэтому нужно предварительно определить направление крика, а потом отойти или отъехать в сторону, по дуге, шагов на 50—70 и, остановившись здесь, ждать повторения крика; затем из обоих замеченных направлений, принимаемых за радиусы, определяют местонахождение птицы. Тогда подъезжают к ней шагов на 150 полной рысью, не укорачивая и не убавляя хода, и начинают объезд вокруг, суживающейся к центру спиралью, — слева направо. Стрепет сначала не перестает топтаться и циркать, но затем умолкает и, если трава вокруг тока довольно густа, то залегает тут же, а если ток уже крепко утоптан, то, пригнувшись к земле, перебегает немного далее и так плотно прилегает к земле, что, даже точно заметив место, невозможно разглядеть затаившуюся птицу. Если стрепет залег сразу, можно смело сокращать круг — он не слетит, пока экипаж не остановится, хотя бы приблизившись на пять шагов. Обыкновенно, подъехав шагов на 25, быстро соскакивают с дрог, с взведенными курками; в то же. время вскакивает стрепет одним сильным толчком своих крепких ног на высоту двух-трех сажен от земли, и затем уже, с особенным коротким кудахтаньем (похожим на звук кок-кок-кок, почему местами стрепета называют хохотвой) и свистом крыльев, переворачиваясь с боку на бок, летит, по-видимому, очень быстро; но это только так кажется, потому что даже при стрельбе с выдержкой приходится бить его не далее 50 шагов.


Не всякий стрепет дает себя объехать с первого раза. Когда он еще не растоковался или его застали не на настоящем току, или когда место этого тока очень открыто, то, не допустив экипажа шагов на 60 или более, пригнув шею к земле, он начинает быстро бежать, иногда предварительно отлетев шагов на 30—40. Этим, однако, нечего смущаться: не теряя его из виду, а главное, не останавливаясь, продолжают ехать стороной, пока он, добравшись до густой травы, не заляжет. Тогда, не меняя аллюра, начинают объезд тем же порядком. Но если стрепет не дал объехать себя два-три раза кряду, надо или стрелять его из винтовки — сидячего, или искать другого, пока он не взбудоражил соседних токовиков.


Охота с собакой производится несколько иначе. Приметив место крика стрепета, едут туда и, не доезжая шагов 150 или 100, слезают с дрог, берут собаку к ноге и идут к току пешком, шагов на 60, по временам сворачивая немного в сторону, чтобы обмануть бдительность птицы. Шагах в 30 пускают собаку вперед, по возможности против ветра; стрепет или сразу поднимается на воздух, или же сначала пробежит некоторое расстояние. Можно, конечно, с вежливой собакой разыскивать токующих стрепетов и пешком.


В тихую и теплую погоду охота на токующих стрепетов может быть очень удачна: стрелять приходится почти каждую птицу и притом почти наверняка, не далее 40—50 шагов, а так как в это время она довольно слаба на рану, то можно бить ее 4—5 № дроби. В холодный и ветреный день стрепеты близко не подпускают и стрелять приходится гораздо дальше, шагов на 60—70, почему надо употреблять более крупную дробь —№ 2 и не мельче третьего.


С окончанием тока — в первой половине июня — самцы делаются сторожкими и не подпускают ни на стойку, ни на выстрел, затем на время исчезают, забиваясь в густые бурьяны или хлеба — для линьки. Прежде всего они лишаются ошейника и черных перьев на голове.


Комментарии: 0