Стрельба гусей


Там, где гуси выводят, можно охотиться на них еще в начале августа, когда они окончательно выберутся из крепей и камышей и станут летать,— первое время выводками, а потом все большими и большими стаями, на поля. Но настоящая охота начинается только тогда, когда покажутся пролетные гуси и козарки,— редко ранее первых чисел сентября и бывает всего добычливее в долинах больших рек и в местностях, изобилующих озерами. Близость пашен составляет также одно из главных условий значительного пролета гусей, которые особенно любят кормиться на овсе, грече и горохе; казарки же, по крайней мере некоторые из них, охотнее жируют на лугах. Главная масса гусей и казарок летит в ненастную погоду, особенно если ненастье продолжительно; это время самое удобное для охоты, так как стаи летят тогда низко, подпускают на земле ближе и вообще бывают смирнее. Смотря по обстоятельствам, охота на гусей производится различными способами — с подъезда, скрадом, на перелетах и из различного рода засад.

 

Охота с подъезда к гусям, жирующим на пашнях, в общих чертах производится так же, как и на дроф, только большей частью подъезжают к гусям не на телеге или дрогах, а верхом на лошади, вдвоем с проводником. Завидев пасущихся гусей или казарок или же заметив, куда они спустились, оба всадника, соображаясь с местностью, делают один, иногда даже неполный, круг и подъезжают к стае ближе, шагов на 100—200, смотря по породе (казарки подпускают ближе гусей), а также погоде.

 

Проезжая, конечно шагом, мимо какого-либо куста, дерева, стога сена или хлебной клади на этом расстоянии, охотник, не останавливаясь, проворно сваливается на землю, за это прикрытие, а провожатый едет далее и, если можно, известным способом, заставляет гусей подвинуться к засаде. Гуси обыкновенно поднимаются кверху быстрее дроф, но зато летят прямо от загонщика, редко обращая внимание на ветер. Точно так же, после первого выстрела гуси бросаются во все стороны и могут налететь на других, сбоку засевших охотников. На этой охоте (на жнивах) надо надевать желтоватое платье и лежать совершенно неподвижно, вскакивая лишь в тот момент, когда гуси приблизятся на выстрел. Стреляная стая редко улетает, если голодна, дальше 2—3 верст и спускается на другое поле, так что иногда удается подъехать к ней вторично. Если же почему-либо нагон неудобен, что бывает очень часто, то охотник подползает (на животе, не сгибая ног и не поднимая головы) к стае, также стараясь воспользоваться встречающимися ему на пути прикрытиями. Стрелять все-таки приходится не ближе 20—25 сажень, а потому ружье должно быть дальнобойное и большого калибра — всего лучше двухствольное 10-го калибра или одностволка 8-го, так называемая уточница. Дробь лучше использовать № 1 или 0. Обыкновенно, бьют сидячих, выждав, пока стая немного сгрудится; из второго же ствола — влет. Гусей и казарок с подбитым крылом необходимо ловить (непременно за шею) как можно скорее, так как они тотчас же бегут в высокую траву, хлеб или кусты и там затаиваются. Охота эта бывает всего удачнее в конце августа и начале сентября, когда еще не весь хлеб убран с полей, и по утрам, когда птица гораздо голоднее, чем на вечерней жировке.

 

В Уфимской и Оренбургской губерниях иногда охотятся на гусей весьма оригинальным способом. Пять — десять всадников, отыскав стаю, окружают ее со всех сторон и затем, по сигналу, скачут к ней и стреляют в то время, когда она поднимается кверху, столбом. Так же охотятся на дроф и казаки в донских и кубанских степях. В Воронежской и других губерниях подползают к гусям, катя перед собой передок, утыканный ветвями. Можно также подкрадываться из-за лошади, ведомой в поводу, также из-за быка или коровы.

 

Охота на перелетах. Производится преимущественно на местовых гусей, которые довольно долгое время летают с воды на поле и обратно одним и тем же путем, и невысоко от земли. Перелеты эти, если стаю не тревожить, совершаются в следующем порядке: рано утром гуси летят с ночлега на поля, где жируют до 10—11 часов; к полудню все летят на озера или на песчаные речные отмели; за час до заката гуси снова на кормежке и возвращаются на ночлег, большей частью на озеро или притоки, когда уже стемнеет; летят они обыкновенно на ветер, выбирая ложбины и заливчики, на высоте 20—50 аршин от земли. Пролетные стаи в туманную погоду и в сильный ветер, дующий им в хвост, тоже летят очень низко и нередко из года в год известными путями — в ветер большей частью по овражкам и в защищенных местах, где их подстерегают, залегая за куст или деревцо. Летящую стаю слышно довольно далеко, и как только она поровняется с засадой, охотник вскакивает и стреляет в переднего гуся; стая обыкновенно приходит в смятение, сбивается в кучу и поднимается кверху столбом, так что вторым выстрелом можно вышибить еще одного или пару.

 

Стрельба из засады. Эта охота имеет много общего с охотой на перелетах и отличается от нее лишь тем, что сначала стреляют сидячих птиц. Местовых гусей, повадившихся (в августе) на полосу овса, нетрудно подстеречь, залегая в хлебе; изредка их бьют также из шалаша или ям на берегу, лучше всего вблизи того места (песчаной косы), где стая привыкла ночевать. Большей частью стреляют гусей из камыша, куда с вечера въезжают на лодке,— в лунные ночи. При выборе этой засады надо всегда иметь в виду, что гуси и казарки, сев на воду, чаще на середину, гребут на ветер, понемногу подплывая к берегу, на который, с наступлением темноты, выходят.

 

Стрельба из засады пролетных гусей и казарок мало отличается от охоты на местовых. В Поволжье и на Оби их бьют в основном на песках, т. е. песчаных отмелях, устраивая малозаметный шалаш. На Оби он делается очень низким, над выкопанной в песке ямой, и состоит из квадратной деревянной рамы и дуг, накрытых берестом, обтянутым грубым холстом, который, по установке на место, посыпается еще и песком. В раме проделывается оконце для стрельбы, а сбоку — лаз для прохода, закрываемый особым щитком. Выбор места основан на предварительном наблюдении за местом остановки и ночлега казары. Для большей верности, местами, например на Оби, пролетные стаи привлекают, выставляя иногда (в определенном порядке) по нескольку десятков чучел гусей, кроме того, манят, подражая гоготанью, при помощи берестяной ленты, которая навертывается концами на указательные пальцы рук, туго натягивается и вводится в рот. Слегка придавив ленту к нижней губе, дуют, как во флейту. Пролетные гуси, намеревающиеся остановиться и сесть на воду, всегда по нескольку раз пролетают над водой и в это время не гогочат; гуси, которые на лету кричат, не остановятся, хотя бы и летели низко. Хорошие стрелки бьют гусей (сидящих или плывущих) из винтовки шагов за 200 и более, как из охотничьей мелкого калибра, так и из берданки. Гусь представляет большую цель, особенно когда плывет прямо против или от охотника. 


Комментарии: 0