Пороша


Порошей называется собственно снег, шедший ночью, и переставший идти утром. Таким образом, на снегу видны только свежие следы жировавших ночью зверей, чем значительно облегчается их выслеживание. У нас под Москвой настоящие пороши редко бывают ранее начала ноября; на севере же выслеживание зайцев и других зверей начинается почти на месяц ранее, а на юге, в степных местностях, хороших порога не бывает до конца ноября или начала декабря. Для хорошей пороши снег должен быть настолько глубок, чтобы отпечаток ноги ясно на нем обозначался, и притом непрерывен, т. е. чтобы не было больших оголенных пространств.

Первая пороша образуется, конечно, выпадением снега, последующие же могут быть и тогда, когда вовсе не было снегопада, а мела поземка (движение рыхлого снега, вследствие сильного ветра). Таким образом, пороши бывают верховые и низовые или заносные. Большей частью, однако, пороши образуются падением снега сверху и поземкой. По глубине своей пороши разделяются на мелкие, глубокие и мертвые. Мелкой порошей называется, когда отпечатки передних лапок зайца вдавлены не глубже нижнего своего сочленения; глубокой — когда снег ложится глубиной от 2 до 3 вершков, а мертвой, когда теплый, мокрый снег выпадает ровным слоем толщиной в четверть. Печатной порошей называется, когда каждый ноготок лапы зверя ясно, рельефно выходит на снегу, как бы печатается. Такие пороши бывают большей частью, когда выпал неглубокий тающий снег, так называемая теплая пороша. Теплые пороши не могут портиться ветром и потому, если не перестает таять, бывают самыми продолжительными, т. е. можно после теплой пороши разыскивать свежие следы, резко отличающиеся от широко расплывающихся старых, в продолжение двух-трех и более дней кряду.

 

Сообразно времени шедшего ночью снега, пороши могут быть длинными и короткими. Длинной порошей называется, однако, не долго шедший снег, а напротив рано прекратившийся, так что зверь успел дать длинный след. Наоборот, короткой порошей называется собственно короткий след, зависящий от того, что снег шел всю ночь или даже продолжает идти. Глубокие, а тем более мертвые пороши всегда бывают короткими, так как зверь, в особенности заяц, по необходимости бродит очень мало. Относительно шума, производимого охотником при подходе, пороши бывают мягкие (при теплой погоде) и жесткие (при рыхлом снеге в морозную погоду). Жесткие пороши неудобны для подхода, так как шорох, производимый охотником, далеко взбуживает зверя.

 

Пороши, превосходные на рассвете, вдруг портятся, а иногда и вовсе уничтожаются — или верховым падением снега, или низовым заносом. Вообще, когда продолжает мести сильная поземка, то выслеживание редко бывает удачно. Кроме того, надо иметь в виду, что низовые пороши бывают только в открытых, незащищенных местах, так что на лесных полянах или на опушке под ветром разыскивание свежих следов весьма затруднительно. Напротив, если продолжает идти поземка, то в поле следы будут заметны, а под лесом ясно видны. В степях редко не бывает ветра, а потому пороши там днем постоянно портятся, если только не стоит теплая погода.

 

Пороша имеет большое значение для охоты на зверя, в особенности на зайца и для ружейных охотников. Псовые охотники пользуются порошей реже последних, большей частью в первозимье, тогда как ружейники могут выслеживать зверя на лыжах в течение всей зимы. Так как требования псовых охотников иные, то и классификация порош у них несколько отличная и находится в зависимости от большего или меньшего удобства для травли. Кроме мертвых порош, когда заяц не бежит, а как бы плывет по снегу, почему в глубокую порошу травят только волков,— псовые охотники отличают хорошую порошу, соответствующую глубокой, когда теплый, мокрый снег выпадает ровным слоем, толщиной около двух, трех вершков. В такие пороши травля всякого зверя и зайца считается самой удобной и способной для борзых собак. Бойкими порошами называются у борзятников такие пороши, когда снег выпадает на мерзлую землю слоем толщиной около одного вершка, на ровном месте. В такие пороши борзая может иногда оборвать себе когти, пазанки и мякиши лап, а потому травля борзыми является всегда трудной и считается не совсем способной. Проездными порошами называются такие пороши, когда сухой, как пух, снег выпадает на мерзлую землю и не дает для борзых во время скачки упора ногам, в особенности при угонках. Собака скользит, проезжает (с разбега) по мерзлой земле, как по льду.

Среди зимы, в январе, когда снега становятся очень глубокими и нередко покрываются коркой (черепом), борзые, проваливаясь в снегу по брюхо и до крови царапая коркой себе ноги, скакать совсем не могут; а между тем заяц и лисица бегут в это время по снегу, как по насту. Охотиться тогда совершенно невозможно. Позднее травлю по крепкому насту следует производить крайне осмотрительно и по возможности не с псовыми собаками, а с горками и крымками, как более легкими. Надо заметить, что наст только тогда считается способным для охоты, когда он держит лошадь на снегу. Тогда только борзая собака, даже самая тяжелая, не будет проваливаться или прошибать наст на скаку.

 

Езда по белой тропе производится, в большинстве случаев, с одними борзыми. Причина тому та, что многие гончие по белой тропе гонят очень плохо. Многие псовые охотники даже никогда не позволяют, в особенности настоящим зверогонам, гонять по белой тропе на том основании, что гончие теряют вязкость и паратость. 


Комментарии: 0