Охота на северных оленей скрадом


Эта охота начинается с первым выпавшим снегом а продолжается до тех пор, пока снегу не нападет до двух четвертей, т. е. в тех местностях, где эти олени водятся, большей частью с первых чисел октября и до половины ноября. Скрадывание оленей, имеющее некоторое сходство с подскакиванием к токующим глухарям,— очень трудная охота, требующая большой сноровки, хорошего зрения, выносливости, хладнокровия, меткой стрельбы из штуцера на расстоянии до ста и более сажень, но зато эта охота одна из лучших. Производится она, смотря по обстоятельствам и местности, вдвоем-втроем или с еще большим числом участников, но всего удобнее вдвоем. На Урале, за оленями обыкновенно ездят в санях на высоких копыльях, которые оставляют около промысловой избушки пли у куренного балагана, устраиваемого углежогами; затем один садится верхом, другой следует за ним до тех пор, пока не нужно будет им разделиться.

 

Самое лучшее время для скрадывания оленей — когда выпадет пороша и небо сплошь покроется беловатыми, будто над самым лесом повисшими облаками. В такую глухую погоду зверь стоит на одном месте, плохо слышит и плохо чует, и чаще всего подпускает на выстрел, особенно при облачном небо; но в ясный, безветренный и морозный день скрасть оленя почти невозможно, так как он тогда слышит очень далеко да и мало стоит на месте, нередко делая такие большие переходы, что догонять его очень рискованно и утомительно.

 

Найдя следы, охотники идут за ними до тех пор, пока следы не начнут путаться, расходиться в разные стороны, потом опять встречаться и кое-где станут заметны следы жировки. Тогда охотники или расходятся в разные стороны и осторожно подвигаются вперед, зорко присматриваясь к предметам, или же, как на Урале, верховой спешивается и, передав лошадь своему спутнику, идет следом, а товарищ его тем временем стоит на одном месте, соблюдая строгую тишину. Когда пеший отойдет сажень за 200—300, конный тихо едет по его следу до тех пор, пока не увидит условной черты, означающей близость зверя, которую нетрудно узнать по свежести следа и по еще незастывшим моче и калу. Тут же охотник смотрит внимательнее и шаг за шагом, медленно, подвигается вперед, стараясь не делать малейшего шума. С этой целью уральские и сибирские промышленники нередко надевают на обувь (сапоги из оленьей или другой кожи на мягких подошвах, без каблуков) волосяные чулки или носки (прикопотки), в которых шаги охотника почти не слышны по снегу. Подойдя на расстояние выстрела пулей, охотник выцеливает зверя по сердцу, т. е. под лопатку, потому что олень очень крепок на рану (раненый всегда лягается) и, выстрелив, поскорее заряжает ружье (скорострельное), так как, если упал один из оленей, то другие, не видя стрелка, часто отбегают на несколько сажень и останавливаются. Случается, что промышленники, не сходя с места, убивают по два, даже по три оленя. При промахе также не нужно менять место, но следует стоять неподвижно, так как зверь, отбежав некоторое расстояние или остановится, или повернет и набежит на охотника. Если другой охотник остался позади верхом, то при звуке выстрела он должен немедленно слезть с коня и ждать с ружьем наготове — не набе-жит-ли па него олень, что и случается весьма нередко. Лошадь, понятное дело, не должна бояться оленьего духа и стоять смирно, а такие привычные кони встречаются очень редко.

 

Если погода благоприятная и охотник одет в белое, то он, при известной сноровке и сметке, может подойти или, вернее, подбежать (против ветра) к целому табуну оленей, пасущихся на совершенно чистом месте, например, на открытом моховом болоте. Только надо подбегать в то время, когда олени идут; если же хоть один из них остановился, охотник должен или «замереть» на одном месте, или немедля припасть на колени и оставаться неподвижным до тех пор, пока все олени не придут в движение; тогда, собрав все силы, он опять подбегает к оленям, которые очень часто сами бредут навстречу скрадывающему охотнику.

 


Комментарии: 0