Охота на лисиц по псковскому способу


В общих чертах эта охота производится так же, как и на волков, но, кроме того, надо иметь в виду еще следующее. При обходе зверя, лишний вход служит доказательством, что зверь обложен. Но в тех местах, где можно предположить, что лисица держится постоянно, или часто ложится, ее следует считать обложенной и при ровном количестве входов и выходов, а потому такие места всегда следует «прогонять», хотя часто в этом случае приходится гнать попусту.

 

Лисицу, мышкующую в поле, при сноровке, не особенно трудно нагнать тремя загонщиками на три, два и даже на один номер стрелков: подъехав к ней шагов на пятьсот (дистанция, на которую она всегда подпустит очень доверчиво, только при этом не следует громко разговаривать и, главное, указывать не нее пальцами), рассаживают стрелков за ветром от нее, заезжают с противоположной стороны, расстанавливаются неводом и, не слезая с лыж или дровней, гонят ровно, так, чтобы средний загонщик, первый подав сигнал к гону, напирал сильнее, а боковые мастерили. Тут и развески не необходимы, так как гонный круг будет иметь всего около тысячи шагов в диаметре. С хорошими загонщиками такая нагонка почти всегда удается; конечно, при этом необходимо, чтобы стрелки были одеты в белое платье и не делали резких движений; еще лучше когда есть возможность рассадить их за кусты, камни и т. д.

 

Совсем другое дело нагонка в одиночку. Для этого маневра нужно иметь сметку, расторопность и некоторую физическую силу, необходимую при быстрых крутых поворотах во время управления лошадью, стоя в дровнях, и не обращать внимания на резкий зимний ветер. Тут весь успех зависит именно от того, чтобы с момента, как начался гон, ни на один миг не упустить зверя из виду, постоянно соображаясь с его движениями и делая соответствующие повороты раз в раз; малейшая задержка может испортить все дело. Нелегко таким образом завертеть лисицу, а еще труднее обучить на словах этому мастерству другого.

 

Когда лисица скачет поперек поля и вся фигура обращена к вам профилем, то, стоя за шалашкой, охотник может себе позволить некоторые движения, конечно, не очень резкие. Но если она идет шагом (чего при нагонке в поле никогда не бывает. ) прямо на номер, зорко всматриваясь вперед, то следует, так сказать, замереть на месте, не надеясь ни на белое платье, ни на густоту шалашки; в этом положении она до такой степени зорка, что в ста шагах может заметить малейшее движение и, не дав настоящей дистанции, с быстротой молнии отвернуть в сторону.

 

Когда на кустах снег не держится и белая мерлушечья шапка охотника бывает очень заметна издали — употребляют против зоркости лисицы следующее средство: за натянутый вокруг шапки шнурок втыкаются коротко нарубленные лапки можжевельника, и таким образом голова охотника издали кажется продолжением куста, за которым он стоит. Но и при этой уловке лисица не сразу дается в обман: подойдя шагов на 70, она непременно остановится и станет всматриваться в верхнюю часть куста, именно в то место, где находится шапка охотника, потянет воздух, как будто с недоверчивостью покачает головой и вообще подвергнет терпение охотника сильному испытанию; но если он будет стоять смирно, то лиса, наконец, успокоится и, приняв свой беззаботный аллюр, маленьким галопцем поскачет прямо к шалашке.

 

Для зимней стрельбы лисиц лучше всего употреблять мелкую картечь, кладя от тридцати до сорока штук на каждый заряд, смотря по калибру ружья. Такой картечью можно убить лисицу в восьмидесяти шагах наповал. Лисица вообще слаба на рану, и многие охотники, даже для зимней стрельбы ее, употребляют дробь № 1.


Комментарии: 0