Оклад веревочкой


Очень часто в лесистых местностях оклад бывает довольно велик, а число стрелков ограничено; в таких местах пасуют даже псковичи, привыкшие иметь дело с небольшими отъемами. Вышеупомянутые развески оказываются недостаточными и зверь прорывается. Но еще чаще во всякой удобной и неудобной местности бывает, что обложенные накануне звери по приезде охотников оказываются ушедшими из оклада нередко в дальние или чужие места. Дорогое время и немалые иногда деньги оказываются истраченными совершенно непроизводительно.

 

Существует, однако, весьма простое средство успешно охотиться на зверей и при больших окладах, при небольшом числе стрелков и иногда с двумя-тремя заурядными егерями из местных промышленников и, главное, задержать зверя в окладе до приезда охотников.

 

Идея отпугивания зверя в крепких местах какими-либо резко выделяющимися или же пахучими предметами — далеко не новая. Еще в средних веках в Германии и других странах на больших облавах употреблялись веревки с большими флагами; ту же цель имеют и развески на охоте нагоном по псковскому способу и на степной охоте нагоном за дрофами. Литовцы с давних времен охотятся на лису с гончими, или одним нагонщиком даже по чернотропу, окружая отъем прокопченной ниткой не вполне замкнутым кольцом. Сколько известно, бечевку с лоскутками, взамен первобытных развесок, начали применять на зимних охотах екатеринбургские охотники; в последнее время это могущественное средство направления хода и задержки зверя в кругу на несколько дней было еще более усовершенствовано членами петербургских кружков

 

Екатеринбургские охотники начали употреблять веревку с лоскутками, кажется, с 1886 г. сначала для охоты на волков. При местном кружке окладчики (двое) были снабжены веревками толщиной около 1/8 дюйма с навязанными на них цветными лоскутками, преимущественно из кумача, на расстоянии 1,5 аршина один от другого; приблизительный размер лоскутков 8 вершков длины и 1,5 вершка ширины. Приготовленные таким образом веревки длиной до 700 сажен наматывали на колесо, прикрепленное к задку саней на высоких копыльях. Окладчики окладывали волков в санях и, убедившись, что волки в кругу, разбегались в разные стороны по своему же следу, спуская веревку с колеса; затем, уже пешие, подвешивали веревку на сучья на высоте от 1/2 до 2/4 аршина от поверхности снега. Позднее в местах, неудобных для проезда в санях, начали здесь наматывать шнур на липовую дощечку с выемками длиной около аршина, которую окладчик носил за спиной, делая оклад уже на лыжах.

 

В Петербургских охотничьих кружках в настоящее время употребляются особые катушки, оказавшиеся весьма удобными и практичными. Катушка эта представляет собой раму, обшитую холстом, длиной около 14 вершков и шириной вершков шесть. Длинные бруски рамы выступают вершка на три с каждого конца. Холщевая обшивка нужна для того, чтобы при наматывании первых рядов шнура кумачовые лоскутки не обвивались вокруг стержня, на котором вращается катушка. Стержень (железный) проходит через две длинные стороны рамы, наверху закреплен гайкой, а снизу снабжен деревянной рукояткой, в которой тоже может совершенно свободно вращаться. Длина этой рукоятки такая, чтобы ее можно было свободно держать обеими руками. На верхнем длинном бруске рамы, на продолжении одного из поперечных брусков прикреплена на железном стержне свободно на нем вращающаяся другая рукоятка, которая служит для вращения рамы при наматывании шнура.

 

На каждую катушку наматывается хороший пеньковый шнур толщиной в гусиное перо или немного тоньше, длиной до 250 сажен. На шнурке навязаны через каждый аршин лоскутки красного кумача шириной в вершок, причем полоски рвутся поперек и затем навязываются на шнур узлом на половине, так чтобы оба висящие конца были одинаковой длины. Узлы, которыми завязан кумач, затянуты настолько туго, что нелегко сдвигаются с места. На каждую катушку идет до 50 аршин дешевого кумача. Количество их зависит от величины оклада, но вряд ли можно иметь менее четырех, хотя бывают случаи, что понадобится только одна. Вес всей катушки с бечевкой и лоскутами такой, что ее можно двумя руками держать совершенно свободно.

 

Как только зверь или звери будут обложены, весь круг немедленно обносится шнуром. Разматывать катушку нужно очень быстро: человек с катушкой быстро идет (на лыжах, когда снег глубок) и скатывает шнур, а другой — только подвешивает его на ветки деревьев и кустов: для лосей (и оленей) — на высоте человеческого роста, а для других зверей — на высоте аршина над поверхностью снега. Надо следить, чтобы бечевка не сваливалась с кустов, а концы флагов не отстояли от земли более чем на четверть аршина (кроме лосей). Наматывание идет несколько медленнее, но может производиться тоже двумя людьми, самое большее — тремя: один держит катушку, другой, рядом с ним идущий, вертит ее, третий идет немного впереди и снимает шнур с веток, поправляя запутавшиеся или сдвинувшиеся в кучу узлы лоскутков.

 

Веревка с лоскутками употреблялась екатеринбургскими и петербургскими охотниками или перед самым загоном, т. е. заменяла развески, или задолго, иногда за несколько дней, до приезда стрелков, т. е. задерживала зверя. В первом случае обносились шнуром только боковые стороны круга, во втором — весь оклад. Практика показала, что веревка с лоскутками пугает и задерживает лосей, коз, волков, лисиц, даже зайцев. Менее всех боятся флажков рысь и медведь, а всего действеннее они для волков и лисиц. Рысь иногда не обращает на лоскутки внимания, иногда подкапывается под шнур в снегу; бывали случаи, что рыси даже входили в обнесенный флагами оклад; замечательно, однако, что если рысь будет загнана на дерево собакой, то можно заставить ее просидеть здесь несколько часов, достаточных для того, чтобы сходить за ружьем. Медведь спросонок и с перепугу тоже нередко проскакивает мимо. Были случаи, что волки, обтянутые веревкой, сидели безвыходно в окладе по 5 дней; лисицы тоже не выходили дня по три-четыре. Вынуждаемые голодом, звери эти тоже большей частью подкапывались под шнур, выбирая те места, где лоскутки висели очень высоко. Только во время течки они теряли обычную осторожность и скоро уходили из оклада. Лосей тоже замыкали веревкой за день и за два до облавы, а оленей (северных, на Урале), меняя каждый день на лазах цветные флаги, удавалось удерживать целую неделю. Вероятно, веревка с лоскутками окажется весьма полезной и при окладе кабанов.

 

Гон обыкновенно производится небольшим числом (до десятка) загонщиков под командой егеря и лесников, причем перед расстановкой охотников по всей стрелковой линии снимается шнур. В самых опасных местах, именно лазах, если они не заняты стрелками, все-таки необходимо надевать на веревку флаги покрупнее или развешивать части одежды; еще того лучше поставить здесь человека, который, однако, стоял бы смирно. Загонщики не должны очень громко стучать и кричать, тем более стрелять, так как перепуганные звери могут вырваться за веревочку.

 

Нет никакого сомнения в том, что если веревку предварительно прокоптить или намазать чем-нибудь пахучим, а самые лоскутки вымочить, например в керосине, — то она окажется еще более действенной.

 

В южных местностях—в степных кусточках и бурьянах, но особенно в камышах, оказалось весьма практичным употребление так называемой перетяжки — веревки с погремушками, которая служит также вместо загонщиков, выгоняя зверя, преимущественно лис и кабанов, на линию стрелков. Перетяжка — это длинная веревка в 150—200 сажен длиной и толщиной около пальца, на которой в 5 —6 саженях один от другого привязаны бубенцы и колокольчики, иногда также большие куски яркой материи или просто рубашки. Веревку держат за концы двое верховых, которые и тащут ее за собой неводом. В камышах перетяжку тянут только, конечно, зимой. Стрелки (или борзятники) становятся на перемычках, прогалинах или нарочно выкошенных местах. Зверь тихо подвигается впереди веревки, но надо заметить, что лисица, побывавшая в переделке, не боится прежней перетяжки и надо ее видоизменять. Вероятно волки и лисицы, хорошо познакомившиеся с окладом веревочкой, также перестают бояться цветных лоскутков.


Комментарии: 0