Облавная охота на лосей


Окладчик или распорядитель охоты, приехав на место, где лоси обойдены, должен непременно проверить утром — не вышли ли они; если все в порядке, ему предстоит решить, куда гнать лосей. Следует руководствоваться при выборе направления ветром и всегда гнать лосей по ветру, дабы они не могли учуять человека; вообще же надо стараться гнать лосей в ту сторону, куда можно предполагать они пошли бы сами, например: гнать в ту сторону, откуда они пришли или в сторону, куда тянутся леса. Ежели случится так, что ветер дует именно в ту сторону, куда гнать лосей невозможно, то следует гнать их поперек ветра, но ни в каком случае не против ветра. Второе условие охоты на лосей — по прибытии к месту, где близко предполагается стоянка, оставить кричан как можно дальше и запретить всякий шум и разговоры, пока стрелки не займут места на линии. Охотники в свою очередь должны соблюдать мертвую тишину — говорить знаками. Окладчик или распорядитель идет вперед. Номера заранее размечены на снегу, следовательно, разговаривать нечего. Близко расставлять стрелков, особенно горячих и неопытных, весьма опасно: всего лучше, если номер от номера находится на расстоянии около 100 шагов и не менее 50. Охотник становится за куст или какое-нибудь прикрытие; хорошо если он одет в светло-серое платье; на совсем чистом месте он обязательно должен надевать сверху теплой одежды белый балахон и чехол на шапку. Курить и сходить с места строго воспрещается.

Когда охотники займут места, окладчики тихо заводят кричан. Если позволяет местность, облава разделяется на две равные половины: одна заходит с одного, другая с другого конца оклада и обе сходятся в средине. Загонщик от загонщика становится близко — на расстоянии 10 и не далее как 50 шагах, что зависит от местности и количества людей. В глубокие снега лучше ограничиваться небольшим числом кричан, но умеющих ходить на лыжах. Обыкновенно на левом и правом крыльях ставятся особенно сметливые и знающие. Обязанность их наблюдать за тишиной, пока не подан сигнал, и за тем, чтобы загонщики не сходились вместе, т. е. не оставляли своих мест и не бегали на выстрелы из любопытства. Фланги облавы несколько загибаются полукругом к обеим сторонам линии стрелков; словом обойденный зверь окружается со всех сторон как бы тенетами. Крайние два-три загонщика не должны вовсе кричать, иначе они могут помешать первому и последнему номерам стрелков. Им дозволяется шуметь только когда лось пойдет на них, с целью пробить крыло.

 

Разместив кричан, окладчики вступают в оклад и по следам доходят до стоянки лосей. Иногда лоси подпускают близко, а иногда трогаются с места, далеко не допустив окладчиков. Удостоверясь, что лоси тронулись, окладчики делают холостые выстрелы, наблюдая, чтобы они были произведены сзади зверя и чтобы он с испуга бросился на линию охотников. По сигнальным выстрелам облава вдруг начинает кричать, стучать колотушками, трещать трещотками, стрелять холостыми зарядами, отнюдь не сходя с места до окончания охоты. Лоси, озадаченные происходящим сзади их гамом и выстрелами, идут на линию стрелков все вместе, сколько их было в окладе, друг за другом, ступая след в след,— старые впереди. Нестреляный лось от крика облавы бежит ровной рысью, прикладывает уши, поднимает голову и выгибает шею кадыком вперед.

 

Стрельба лосей требует кроме умения стрелять пулей большой выдержки и хладнокровия. Стреляют обыкновенно только тогда, когда зверь или звери покажутся против или почти против номера (во избежание несчастных случаев) и редко далее 50 шагов. Лоси сначала все сразу выбегают на один какой-либо номер — и, стреляя с толком, можно повалить из двухствольного штуцера пару. Кроме того, в благоустроенных охотничьих кружках и обществах, за убитую лосиху нужно заплатить более или менее значительный штраф, а отличить самку от молодого, еще комолого самца можно только на близком расстоянии. Весьма важно также не только убить зверя, но и не дать ему прорваться через цепь стрелков. От выстрела по которому-либо из зверей, остальные тотчас разбиваются врозь, иногда бегут вдоль линии охотников или возвращаются в оклад и выбегают на загонщиков, стараясь прорваться. Нечего и говорить о том, что охотник не должен оставлять своего места до тех пор, пока не подадут сигнала окончания охоты. Не следует подходить к убитому лосю вскоре после выстрела, так как в предсмертных судорогах зверь может ногой убить человека на месте.

 

Многие думают, что лось очень крепок на рану, но мнение это не совсем верно; сложилось оно от того, что раненого лося обыкновенно начинают немедля преследовать. Убить его наповал можно только попав в грудь, под лопатку или в шею около холки, но лось, раненый в живот или зад, если его не беспокоить, большей частью уходит за версту — две, ложится и истекает кровью, так что на другой день его нетрудно будет найти по следу или с собаками. Если же его преследовать по окончании охоты, то сгоряча он может уйти на 5—10 верст С переломленной задней или передней ногой лось уходит гораздо далее и тогда без собаки нельзя надеяться его остановить и подстрелить. Надо иметь в виду также, что раненый лось нередко бросается на охотника и может его затоптать. Опытный охотник всегда сумеет определить ранен ли зверь и куда именно Если пуля ударит сохатого в ногу, переднюю или заднюю, то идет много красной крови; если же пуля попадет в грудь и заденет внутренности — кровь идет из раны в незначительном количестве, запекшаяся и темного цвета. Кишечная кровь идет почти черного цвета, вместе с калом и тоже в небольшом количестве. Если кровь брызжет на обе стороны следа, значит рана тяжела и пуля прошла насквозь зверя; но если каплет на одну сторону — значит остановилась в звере. Более же тяжелыми ранами считаются такие, когда пуля, ударив в зверя в один бок, немного не выйдет на другой и остановится под кожей. Эти раны гораздо тяжелее сквозных, потому что в последние кровь вытекает свободно, не запекается внутри зверя, и, следовательно, делает ему облегчение. Самый верный признак тяжелой раны тот, когда у зверя пойдет кровь горлом (кровь на всем следу, кусками, почти черного цвета), что зависит от повреждения главных внутренних органов. По лежке раненого зверя нетрудно узнать место, куда попала пуля, потому что кровь, вышедшая из ран, означит на лежке то место, куда именно он ранен,— стоит только распознать, каким образом лежал зверь, а это нетрудно даже для мало опытного, но толкового охотника. Но чтобы по цвету крови узнать, куда попала пуля, надо иметь большую практику и обладать хорошим опытом. Если пуля пройдет высоко по лопаткам, крови бывает очень мало, а иногда и вовсе не бывает, и зверь от такой раны может уйти очень далеко. Тогда уж нужно смотреть на след: не забрасывает ли зверь которой-нибудь ноги в сторону? не чертит ли ею по снегу? ровно ли бежит и не сбивается ли с бега? не расширяет ли копыт? — и прочие признаки, которые покажут опытному охотнику, как зверь ранен. Кроме того, нужно смотреть на том месте, где стоял зверь во время выстрела, нет ли на земле шерсти, потому что пуля, ударив зверя, обтекает шерсть, которая и падает на землю. Почти все эти признаки могут быть применены и ко всякому другому зверю.


Комментарии: 0