Комнатная дрессировка легавых


Дрессировать собаку — значит, во-первых, приучать ее к повиновению, т. е. выполнению всех требований охотника, во-вторых, развить в ней ее природные качества и подготовить ее к полевой работе. Начинать дрессировку следует непременно, когда собаке минет 7 месяцев, но лучше подготовлять собаку исподволь, еще 4—5-месячным щенком. Охотник, дрессирующий собаку, должен быть очень терпеливым и хладнокровным; ему необходимо предварительно изучить характер и способности собаки, ее дурные и хорошие стороны. Ни бить, ни ласкать собаку во время дрессировки нет необходимости, лучше лишь серьезным тоном отдать ей приказание, а затем добиться того, чтобы она выполнила требование. В большинстве случаев не требуется никаких хлыстов и арапников, а совершенно достаточно одного только парфорсного ошейника.

 

Парфорсный ошейник должен быть не шире 5/8 вершка, сделан из прочной мягкой кожи, с толстыми, крепко спаянными кольцами и не более как с шестью толстыми, хорошо опиленными и непременно острыми гвоздями, короче 1,8 вершка. Гвозди должны быть размещены не по всему ошейнику, а только посредине, т. е. на той части ошейника, которая приходится снизу шеи. Ошейник должен свободно обхватывать шею, но и не соскакивать с нее. Свора, необходимая для дрессировки, делается из прочного ремня или толстой бечевки и должна иметь 2,5—3 аршина в длину. На одном конце ее прикрепляется прочный железный карабин, вершка в 2 длины, который продевается в оба кольца парфорсного ошейника; на другом же конце своры устраивается петля, надевающаяся на руку дрессировщика. Свора держится очень крепко, чтобы собака не могла убежать, особенно в первый же урок. Дрессировать собаку необходимо каждый день два раза, утром и вечером. В первые дни дрессировка должна происходить в отдельной комнате или (в теплое время) в сарае, одним словом, в таком помещении, где внимание собаки не могло бы отвлекаться никакими посторонними впечатлениями. Полнейшее уединение и тишина — это самый лучший способ к успешному достижению цели. Каждый урок может продолжаться полчаса или час, смотря по успехам и послушанию ученика. После урока необходимо снять с собаки парфорс, обласкать ее и пустить побегать по двору или накормить. Некоторые охотники рекомендуют прежде всего «прибить» (прихлопать) собаку к арапнику, т. е. добиться того, чтобы она свободно и без страха подходила к хозяину, когда он хлопает арапником. Многие полагают также, что щелканье арапником подготовляет собаку не бояться впоследствии выстрела. Но очень часто прихлопывание приносит более вреда, чем пользы, потому что гораздо рациональнее звать собаку, находящуюся вблизи, по кличке, а издали — свистом. Что же касается приучения ее к звуку выстрела, то это, как было сказано выше, может быть достигнуто другими путями.

 

Прежде всего иногда, еще задолго до начала настоящей дрессировки, необходимо приучить собаку являться на зов. Точно так же, со значением слов «тубо» — не смей и «пиль» — возьми, можно ознакомить ее исподволь, вне урочных занятий — при каждом кормлении, при каждой подачке. Собственно дрессировку следует начинать с приучения собаки садиться, ложиться и вставать по первому требованию. Для этого охотник останавливается посредине комнаты, произносит слово — «куш» или «сядь» и насильно усаживает собаку, нажимая ей правой рукой на зад, причем старается придать ей правильную позу. Через несколько минут он приказывает ей встать и подымает ее; затем, сделав несколько шагов по комнате, снова приказывает сесть, снова встать и так далее, пока урок не усвоится вполне. Вообще ни один урок не следует кончать раньше, чем собака ясно не поймет, чего от нее требуют. Точно так же учат ее ложиться, насильно поднимая и вытягивая ей передние ноги и укладывая ее, как следует; потом велят ей вставать, опять ложиться и т. д.

 

Когда собака хорошо поняла, что означают слова «садись, ложись, вставай», охотник заставляет ее подолгу оставаться в сидячем или лежачем положении, а сам в это время ходит по комнате, не позволяя ей трогаться с места. Если же собака раньше приказания окажет поползновение к перемене положения, он дергает ее за парфорс и снова приказывает лечь и сесть. Тут же учит он ее мгновенно вскакивать и быстро, при первом зове (или свистке) подходить к нему. Звать собаку всегда следует ласково, но если она не слушается, то можно дернуть за парфорс и иногда даже слегка наказать. Когда собака выучится, ничем не развлекаясь, спокойно и терпеливо оставаться в одной и той же позе до приказания хозяина, и когда она немедленно, быстро и без малейшего страха, с полной готовностью и удовольствием, будет подходить к нему по первому его зову, тогда можно перейти к приучению ее к поноске, в большинстве случаев для нас, русских охотников, необходимой.

 

Приучая к поноске, охотник находится в более спокойном положении, чем при первых уроках дрессирования. Он садится посреди комнаты на стул, сажает возле своих ног собаку и, придерживая левой рукой у самого ошейника свору, приступает к уроку. Он подносит ко рту собаки небольшую палку, вершков в 6 длины и в полвершка толщины и говоря собаке «возьми» (или «пиль») раскрывает ей рот, вкладывает палку, потом зажимает рот и поддерживает собаке снизу морду, чтобы она не выбрасывала палку. В случае неповиновения, т. е. если собака выбрасывает палку, ее слегка дергают за ошейник и снова вкладывают в рот поноску. Через некоторое время охотник берет осторожно за конец палки и говоря «отдай», вынимает ее изо рта собаки. Так повторяется несколько раз. Когда собака привыкнет к упражнению и перестанет отвертываться и выбрасывать поноску, а свободно будет разжимать рот, то охотник перестанет уже сам вкладывать ей палку, а только подносит к морде и добивается, чтобы сама собака брала ее из рук охотника. По мере того как собака выучится исполнять это требование, охотник все увеличивает расстояние, т. е. сначала подносит палку к самой морде, затем отступая на вершок, на два и т. д. После этого упражнения собаку заставляют с палкой во рту ходить по комнате, а потом брать эту палку и с пола.

 

С этой целью обыкновенно бросают на пол рогатку, которую собаке удобнее поднимать, так как такая рогатка не может лечь вплотную на пол. Чтобы из палки сделать рогатку, нужно на обоих концах палки провертеть по две дыры и в эти дыры воткнуть тоненькие вершка в два длины колышки. Дыры провертываются так, чтобы колышки можно было вколотить в них крестообразно. Бросив на пол рогатку и приказав собаке взять ее, охотник должен, в случае если собака не слушается, потрогать поноску рукой или ногой, подергивая при этом слегка за парфорсный ошейник; потом можно будет уж только подходить к рогатке вместе с собакой и, наконец, оставаться на том месте, с которого брошена рогатка, и ждать пока собака возьмет и принесет ее. Необходимо заметить здесь, что парфорс дергают только в тех случаях, когда ясно, что собака не исполняет требования из упрямства, а не вследствие непонимания.

 

После рогатки охотник заставляет собаку поднимать и различные другие вещи. Сначала вещь бросается недалеко, потом все дальше и дальше. Теперь к парфорсу прикреплена уже не свора, а длинная, аршин в 20 и более, средней толщины бечевка, которая не придерживается как свора, а бросается просто на пол или на землю, так чтобы конец ее всегда находился у ног дрессировщика, и чтобы он мог, наступив на веревку ногой, удержать собаку в том случае, если та пожелала убежать.

Приучив собаку поднимать и подавать как следует всякого рода вещи, необходимо будет приучить ее: стоять над поноской, отходить и подходить, быстро и медленно искать и приносить потерянные вещи. Учить собаку подавать вещи, брошенные в воду, можно, разумеется, только в теплое время года.

 

Чтобы выучить собаку стоять над поноской, охотник придерживает ее за ошейник и говорит при этом: «стой» (или «тубо»), затем, через несколько минут, громче уже и отрывистее, произносит: «возьми», дергает собаку за ошейник и даже подбрасывает ее немного вперед, чтобы она поняла, что от нее требуется быстрый подход к поноске. Авансировать, т. е. медленно подходить к поноске, собаку заставляют следующим образом: охотник тихо, с расстановкой, произносит слова «подходи» (или «аванс»)— и когда собака подойдет к поноске, учитель отрывисто говорит: «стой»; потом, несколько погодя, произносит: «назад» и дергает за ошейник, если желает отозвать собаку от поноски, или: «возьми», или же «подай». В последнем случае необходимо ободрять собаку, подзывать ее к себе, присвистывая или хлопая руками: это заставляет ее подавать всегда с добрым и веселым видом. Все это необходимо проделывать главным образом имея в виду приучить собаку к повиновению. Для этой же цели заставляют собаку стоять над кормом и выжидать, пока хозяин позволит ей есть.

 

Когда собака настолько освоится со своей наукой, что привыкнет исполнять беспрекословно и быстро приказания своего хозяина, то дрессировкой можно заниматься на дворе (если тепло) в присутствии посторонних людей и не на своре, а на длинной бечевке. Тут можно показать ей приемы и задней поноски. Охотник, расхаживая с собакой по двору или комнатам, кладет какую-либо вещь (на первых порах лучше всего класть ту же рогатку) так, чтобы собака видела, куда он положил ее, и потом отходит от того места. Через несколько минут он говорит собаке: «ищи» (или «шерш») — «потерял!» и идет с ней по направлению к положенной вещи, заставляет собаку искать и показывает ей, где именно. Найдя вещь, собака должна взять ее и нести за хозяином. Затем постепенно забрасывают вещь дальше, прячут ее так, чтобы собака не видала, куда она положена, а все-таки нашла и подала бы ее.

 

Если собака понятлива и быстро усваивает все, чему ее обучали, то при некотором умении и сноровке, можно приучить «аннонсировать» или докладывать, уведомлять. Аннонс или раппорт составляет самый трудный урок, доступный не для всякой собаки и не для всякого дрессировщика, и обучение ему составляет высшую степень дрессировки, за которой следуют уже разные штуки, для охотника совсем бесполезные.

 

Урок аннонсирования можно начинать, только когда собака вполне усвоила себе значение слов «не смей» («тубо»), «ищи» («шерш») и когда охотник уверен, что она не собьется и без слова «возьми» не возьмет лакомого кусочка. Тогда дрессирующий прячет кусок хлеба с сыром, говядины или сала в какое-либо место и затем идет туда уже с собакой. Как только охотник заметит, что последняя почуяла приманку и потянула к ней, то немедля идет в совершенно противоположную сторону. Собака, приученная не брать хлеба или вообще корма без позволения хозяина, иногда с первого раза сообразит, что без хозяина этот кусок ей недоступен, а потому, прямо с подхода к приманке, бросится за хозяином и своими движениями как бы даст ему понять, чтобы он вернулся назад. Тогда последний немедля круто поворачивает по направлению, где находится приманка, и собака подводит его к этому месту. Если же собаке невдомек вернуться к хозяину и позвать его, а она стоит над кормом, не осмеливаясь, однако, до него дотронуться, то необходимо, немного погодя, отозвать ее со стойки и заставить ее искать в совершенно другом месте двора или в других комнатах, куда и идет сам охотник. Ничего не находя в указанном направлении, но живо помня впечатление, оставленное ее обонянию запахом положенной приманки, умная собака начинает ласкаться, отбегать в ту сторону, где лежит хлеб, и как бы просит хозяина вернуться. При малейшем подобном намеке на аннонс, охотник должен тотчас же идти за собакой и отдав обычные приказания: «ищи», «не смей», «возьми», позволяет ей съесть лакомый кусок и ласкает собаку. Окончательное обучение аннонсу возможно только при натаске собаки.


Комментарии: 0